Нарушения у детей в связи с травмой головы

Психические расстройства после травм головного мозга у детей

Разделы: Логопедия

В связи с ускорением темпа жизни проблема черепно-мозговых травм вообще и психических расстройств при них в частности становится все более актуальной. Наиболее частая причина этой группы расстройств – морфологические структурные повреждения головного мозга в результате черепно-мозговой травмы. В России, как и во всех развитых странах, на протяжении последних десятилетий – как в обычное время, так и при различных природных и техногенных катастрофах – увеличивается общий травматизм и соответственно возрастает количество черепно-мозговых травм. “Повреждения черепа и головного мозга занимают у детей первое место среди всех травм, требующих госпитализации и стационарного лечения. Ежегодно на лечении в стационарах находятся (по данным некоторых авторов) около 140–160 тысяч детей. При этом неуклонно увеличивается удельный вес тяжелой черепно-мозговой травмы, особенно связанной с дорожно-транспортными происшествиями, падениями с высоты, криминальными действиями. Около 8% детей с черепно-мозговой травмой остаются инвалидами, а в структуре смертельного травматизма черепно-мозговая травма составляет 81%. У каждого третьего погибшего ребенка ведущей причиной смерти является тяжелая травма головного мозга.” [3]

Прогноз неутешительный. И это вызывает особую тревогу. К сожалению, на сегодняшний день нет ни одной эффективной программы по профилактике детского травматизма, которая позволила бы переломить ситуацию, снизить частоту и тяжесть травмы, в том числе и черепно-мозговой. Все повреждения головы, особенно у детей младшей возрастной группы, потенциально опасны и всегда нуждаются в медицинском вмешательстве или наблюдении.

Причины возникновения травм головного мозга у детей.

Дети разных возрастных групп получают черепно-мозговые травмы в разных ситуациях. Так, например, младенцы первого года жизни чаще всего травмируются при падении с небольшой высоты: с детского обеденного стульчика, дивана, пеленального столика, из кроватки, рук родителей и т.п. Практически во всех подобных случаях виновны взрослые, которые чаще всего недооценивают двигательные возможности своего ребенка: “Еще вчера он не мог даже ползать, а сегодня…”

Дети младшего возраста более подвижны, у них отсутствует чувство страха, движения не скоординированы. Они спотыкаются, падают, задевая тяжелые предметы, принимают их удары на себя, нередко головой, выпадают из окон, сталкиваются со сверстниками во время подвижных игр…

Дети старшей возрастной группы обычно получают травмы в результате дорожно-транспортных происшествий, падений с большой высоты, спортивных игр и драк. К сожалению, в последнее время черепно-мозговые травмы у детей часто случаются на фоне употребления алкоголя, наркотических и психотропных средств; участились “криминальные” травмы. Родителям важно помнить, что дети в этом возрасте таким образом пытаются доказать себе и окружающим свою самостоятельность, независимость, не задумываясь о последствиях.

В разном возрасте дети реагируют на черепно-мозговую травму неодинаково. Различная степень зрелости структур детского мозга и черепа, эндокринной и иммунной систем накладывает отпечаток не только на клинические проявления, но на тяжесть течения травмы и исход ее в целом. Чем младше ребенок, тем более выражено несоответствие клинических проявлений травмы и тяжести состояния морфологического субстрата – поврежденного мозга. Так, у детей младшей возрастной группы в клинической картине общемозговые симптомы преобладают над очаговыми (т.е. меняется поведение ребенка, он становится вялым, сонливым, необычно спокойным). Поэтому на практике очень часто при травме головы у маленьких детей тяжесть повреждения мозга недооценивают, в результате чего ребенок либо вообще не получает медицинскую помощь, либо ее оказывают с большим опозданием, когда возникают осложнения, реально угрожающие жизни.

Особую настороженность родителей должны вызывать случаи, когда после полученной травмы ребенок заторможен или постоянно спит, а если его разбудить, то он практически сразу опять засыпает. Это один из признаков тяжелой травмы головного мозга, возможно с внутричерепной или внутримозговой гематомой, когда возникает сдавление головного мозга. Такой ребенок нуждается в экстренной госпитализации для проведения специализированного хирургического лечения по жизненным показаниям.

У детей старшей возрастной группы признаки травмы головного мозга тоже могут быть минимальными, вплоть до полного их отсутствия в первые сутки после травмы, и только на вторые–третьи сутки и позднее проявляются характерные симптомы: головная боль, вялость, заторможенность, нарушение дыхания, сердечной деятельности и т.д. Это объясняется высокими компенсаторными возможностями структур вещества головного мозга и детского организма в целом. Поэтому основной целью лечения детей с черепно-мозговой травмой является предупреждение вторичных изменений, т.е. профилактика осложнений.

Часто (более 25% случаев) травма головного мозга у детей сочетается с переломами костей лицевого скелета, свода и основания черепа. Признаками перелома костей свода черепа могут быть деформация участка свода, вдавление и выстояние отломков, подкожная гематома, боль при пальпации и т.д. Характерными симптомами перелома основания черепа являются кровоизлияния в области век (“очки”), сосцевидного отростка, кровотечение или следы его изо рта, из носа и ушей, истечение спинномозговой жидкости из носа и ушей. Общемозговые расстройства более выражены при переломе основания черепа.

У детей любая травма мозга потенциально опасна, поэтому ребенка с подозрением на травму головы необходимо как можно быстрее доставить в больницу.

Объем оказания первой помощи при черепно-мозговой травме зависит от степени выраженности клинической картины. По механизму черепно-мозговая травма делится на ушибы, сдавления и ранения, а по проявлениям и характеру изменений – на сотрясения и ушибы головного мозга с повреждением или без повреждения костей, вещества мозга, со сдавлением или без сдавления мозга. Ребенку с явлениями сотрясения головного мозга необходимо обеспечить физический и психический покой, его нужно уложить горизонтально с приподнятой головой, расстегнуть ворот, охладить лоб влажным полотенцем. При наличии раны на голове следует наложить асептическую повязку и на машине “скорой помощи” или в сопровождении родителей (старших товарищей) направить в больницу. У ребенка, находящегося в бессознательном состоянии, нужно проверить пульс, дыхание, уложить его на бок или на спину и повернуть голову на бок, поскольку такое положение препятствует удушению запавшим языком и попаданию рвотных масс в дыхательные пути при рвоте, которая также является одним из симптомов черепно-мозговой травмы.

Важнейшим звеном в системе мер по снижению частоты и тяжести медицинских последствий черепно-мозговой травмы у детей является освещение настоящей проблемы в средствах массовой информации, обучение родителей и детей безопасному образу жизни. Для профилактики осложнений черепно-мозговой травмы необходимо, чтобы все дети с травмой головы в раннем посттравматическом периоде были осмотрены врачом.

Таким образом, болезненный процесс, обусловленный травматическим повреждением головного мозга, проходит определенные стадии развития и заканчивается либо полным восстановлением нарушенных функций, либо оставляет после себя более или менее выраженные явления психической неполноценности.

Отдаленные последствия черепно-мозговых травм более разнообразны. М. О. Гуревич выделяет четыре основных клинических варианта: 1) травматическая церебрастения (или энцефалостения); 2) травматическая церебропатия (или энцефалопатия); 3) травматическое слабоумие; 4) травматическая эпилепсия,

Первую группу составили больные с клинической картиной церебрастении. Неспособность к напряжению и утомляемость в отличие от астенических состояний в острой и подострой стадии у этих детей были стойкими. Но, несмотря на это, приспособляемость у них была большей частью хорошая. Благодаря старательности, аккуратности эти дети компенсируют нарушения, вызванные травмой, учатся в школе, но продвигаются замедленным темпом. Однако любое интеркуррентное заболевание, легкая физическая или психическая травма, усложнение жизненной ситуации, повышение требований вызывают обострение. Вновь возникают головная боль, головокружение, расстройство настроения, нарушение сна и др. Нередко у этих детей на фоне астении развивается ипохондрический симптомокомплекс, в возникновении которого немалая роль принадлежит вазовегетативным нарушениям. У девочек иногда отмечается наклонность к истерическим реакциям. Эти формы посттравматической церебрастении часто называют травматическим неврозом. Это неправильно. Хотя психогенный момент и имеет какое-то значение в генезе отдельных симптомов, но в отличие от настоящего невроза не является причиной их возникновения. В основе болезни лежат расстройства, связанные с нарушением крово– и ликворообращения, а иногда и структурные мозговые нарушения. Во второй группе больных наблюдаются два противоположных по клинической картине симптомокомплекса: первый с преобладанием апатии, вялости, медлительности, снижения активности, двигательной заторможенности (так называемый апатико-адинамический синдром), второй — гипердинамический синдром с двигательной расторможенностью, нередко эйфорией. Дети находятся в состоянии постоянного беспокойства: шумят, бегают, вертятся на скамье, вскакивают. Их веселость сочетается с неустойчивостью и беспечностью. Они добродушны, внушаемы, нередко обнаруживают стремление к остротам, шуткам, дурашливости (мориоподобное поведение), у них легко возникают вспышки раздражения с взрывчатостью, агрессией. Оба этих синдрома — апатико-адинамический и гипердинамический — являются менее выраженной формой тех апатических и эйфорических состояний, которые наблюдаются и в острой, и в подострой стадии черепно-мозговой травмы. Но в отличие от последних, характеризующихся большой динамичностью, эти синдромы более или менее стойки, так же как стойко и длительно у этих детей снижение интеллектуальной деятельности и работоспособности. Отмечаются неспособность к усвоению нового материала, недостаточная ретенция приобретенных знаний, а также нарушение критики, психопатоподобное поведение. Дети не уживаются с коллективом. В связи с интеллектуальными нарушениями и плохим поведением они часто бывают вынуждены оставить школу.Выраженность психических последствий часто зависит не только от характера и тяжести травмы, но и от почвы, на которую она подействовала. Почти у половины больных в анамнезе имелись указания на неблагоприятные или досрочные роды, асфиксию, задержку развития. Неблагоприятен и ранний возраст поражения (до 7 лет). Психопатоподобное поведение отмечается и у другой группы больных, у которых на первый план выступают повышение влечений (жестокость, наклонность к бродяжничеству), а также угрюмость, хмурость со взрывчатостью, конфликтностью, иногда — повышенное, возбужденное настроение. Интеллектуальная продуктивность у таких детей резко нарушена: они утрачивают интерес к школе, чтению. Клиническая картина напоминает последствия эпидемического энцефалита. В анамнезе у этих детей тяжелые роды, задержка развития, различные органические церебральные заболевания, нередко и до травмы элементы психопатоподобного поведения. Вторая группа представляет собой детский вариант тех форм, которые М. О. Гуревич называет травматической энцефалопатией. Особенностью их является частота психопатоподобных состояний. Прогноз в этих случаях значительно хуже, чем при травматической церебрастении. Однако, учитывая положительное влияние возрастного фактора — непрерывный рост и развитие, более широкие компенсаторные и репарационные потенции, следует использовать лечебные и педагогические возможности перевоспитания для включения ребенка в трудовую деятельность. Тем более, что некоторые патологические проявления, неправильно расцениваемые как стойкие, по существу являются лишь функционально-динамическими признаками затяжного течения поздней фазы травмы.

Явления травматической энцефалопатии наблюдаются и у детей третьей группы — с травматическим слабоумием. Снижение интеллектуальной деятельности вызвано у них не только недостаточностью осмышления и сообразительности, но и нарушением активности, инициативы, расстройством внимания и памяти. В некоторых случаях нерезко выражены амнестическая афазия и другие формы расстройства речи. При тяжелом психическом недоразвитии по типу олигофрении страдают суждения, умозаключения и критика. Эти состояния встречаются, глазным, образом после травматических повреждений в раннем детском возрасте.

В четвертой группе преобладают эпилептические пароксизмы. Это так называемая травматическая эпилепсия. Припадки появляются чаще всего вскоре после травмы в течение первого полугодия, иногда они могут начинаться через 2—3 года и даже через 5 лет.

Следует подчеркнуть, что наблюдаются различные клинические варианты припадков в зависимости от качества болезненного субстрата. Характерны припадки с подкорковым компонентом, богатством выразительных движений и вегетативных расстройств. Наряду с эпилептиформными припадками отмечаются и истероформные. С течением времени эпилептические приступы, а также дисфорические колебания настроения начинают преобладать. Частые припадки способствуют снижению интеллектуальной работоспособности, нарушению памяти, неспособности к усвоению новых навыков, снижению творческой инициативы в работе медлительности. Обнаруживаются и отдельные симптомы травматической церебрастении: повышенная утомляемость, истощаемость.

Прогредиентные формы травматической болезни, протекающей с эпилептическими припадками, могут принять и другой характер течения, если в их основе лежат более грубые церебральные нарушения (травматические кисты, некротические очаги их распада). В этих случаях может наблюдаться грубая и интеллектуальная недостаточность, смена апатических и эйфорических состояний, выраженная некритичность и т. д. Диагноз травматической эпилепсии здесь будет неверен. Правильнее будет расценить болезнь как органический церебральный процесс с эпилептическим синдромом.

Диагноз отдаленных последствий черепно-мозговой травмы обычно несложен. Затруднения могут возникнуть при сочетании ряда патогенных факторов в анамнезе (тяжелые инфекции, черепно-мозговые и психические травмы).

Для решения вопроса о ведущем значении одного из этих патогенных агентов важно учесть ряд клинических особенностей, отличающих травматическую астению от инфекционной и психогенной. Эти отличия сказываются и в общих для астенических (и психопатоподобных) состояний различной природы болезненных признаках. Так, например, у детей, перенесших травму головы, более резко выражена чувствительность к разным раздражителям, особенно к звуковым, тогда как сенсорные расстройства более характерны для инфекционной астении, чем для посттравматической. Для отдаленных последствий травмы головы типичны повышенная раздражительность, взрывчатость, склонность к агрессии; при постинфекционной же астении более выражены плаксивость, подавленность, страхи, тревожное ожидание несчастья. Резкие колебания уровня работоспособности, усталость после небольшого напряжения, рудиментарные явления амнестической афазии (особенно в отношении имен и названий) чаще наблюдаются при последствиях черепно-мозговой травмы.

При дифференциальном диагнозе не следует ограничиваться только анализом психопатологических явлений. Необходим учет соматического и неврологического состояния, результатов кранио– и электроэнцефалографии. Иногда приходится дифференцировать поздний травматический психоз от шизофрении. Эта необходимость может возникнуть в том случае, если больной перенес черепно-мозговую травму незадолго до начала шизофрении. Клинические проявления шизофрении будут здесь более сложными по структуре.

Сотрясение головного мозга наиболее часто встречающийся вид травм головного мозга. Полиморфизм клинической картины приводит к разнообразным последствиям, к стойким дефектам личности. Нервная и иммунная и эндокринная система взаимодействуя между собой формируют функциональный буфер, коррегирующий и приспосабливающий организм к изменениям окружающей среды. В результате травмы проявляются вторичные иммунодефицитарные состояния – невротизация, аллергизация, нарушение эндокринного равновесия.

Травма головного мозга может привести к хроническим системным заболеваниям – к ожирению, аллергической бронхиальной астмы, недостаточности желез желудочно-кишечного тракта. Травма головного мозга искажает все уровни адаптивного функционирования организма и является ведущим фактором дизонтогенеза. Довольно часто встречающимся осложнением после травмы головного мозга, является слабость центральной вегетативной нервной системы, проявляющимся в сосудистых дистониях, сосудистых кризах при неблагоприятных условиях. Неполноценное кровоснабжение головного мозга облегчает наступление состояния психофизического утомления при непродолжительных физических нагрузках, при эмоциональном перенапряжении. То есть ишемия головного мозга снижает уровень психической активности индивидуума. Нарушение энергетического обеспечения изменяет нормальную деятельность индивида, снижая возможность обучения и приобретения навыков и трудовой деятельности. Помимо органических изменений, присутствуют изменения психологического облика индивидуума – снижение тонуса протекающей психической деятельности и развития личностной реакции на факт травмы.

Читайте также:  Эргокальциферол: инструкция по применению и цена

Основная задача медико – психолого-социального реабилитирования, это постепенное возвращение в привычные трудовые условия, через введение этапа щадящего режима или же создание новых условий, профессиональная переориентация.

Таким образом, болезненный процесс, обусловленный травматическим повреждением головного мозга, проходит определенные стадии развития и заканчивается либо полным восстановлением нарушенных функций, либо оставляет после себя более или менее выраженные явления психической неполноценности.

Черепно-мозговые травмы у детей

Это один из самых распространенных типов травм, которые получают дети. в быту мы часто говорим «сотрясение», хотя последствия травмы головы бывают весьма разнообразны, некоторые из них представляют угрозу для жизни и дальнейшего развития ребенка.

Практически при любой травме головного мозга мы рекомендуем срочно обратиться к врачу.

Признаки сотрясения мозга известны всем. Ребенок упал, но признаков нет. В чем проблема?

Практически каждый современный человек назовет тревожные симптомы при травме головы: тошнота, рвота, краткосрочная потеря сознания или памяти, головокружение, расфокусировка зрения. При наличии этих симптомов он непременно поедет с пострадавшим ребенком в больницу.

А если этих симптомов нет? Они не проявились сразу после получения травмы, спустя десять минут, полчаса. Что вы будете делать тогда? Многие москвичи отвечают: я оставлю ребенка дома и обеспечу ему покой. Увы, это ошибочная стратегия.

Не бывает совершенно безопасных и невинных травм головы. Опасные неврологические последствия могут проявиться не сразу, а спустя несколько часов и даже дней. Поэтому в первые два-три дня после травмы ребенку необходимо пристальное динамическое наблюдение невролога, с возможностью оперативно проконсультироваться у офтальмолога, нейрохирурга и других специалистов, сделать КТ или провести другие обследования.

Если в первые минуты после травмы головы ребенок ни на что не жалуется, а родители не заметили серьезных симптомов, все равно лучше всего потратить время и отправиться в травмпункт.

Почему не нужно дожидаться, пока тревожные симптомы проявятся?

Во-первых, эти симптомы могут проявится в крайне неудобное время: посреди ночи, поздним вечером, ранним утром.

Во-вторых, в травмпункте вам незамедлительно сделают все необходимые исследования, чтобы оценить тяжесть травмы. Если повреждение серьезное, его и без тошноты будет видно на КТ или рентгеновском снимке.

Наконец, очень важно в первые часы после травмы пронаблюдать состояние ребенка в динамике, чтобы вовремя распознать неочевидные, незаметные последствия травмы. Даже очень внимательным родителям бывает сложно ответить на вопрос, как менялось состояние ребенка за последние полтора-два часа.

Куда обращаться, если ребенок получил травму головы?

Если состояние ребенка в целом удовлетворительное, можно прийти в ближайший детский травмпункт Москвы – независимо от того, к какой поликлинике ребенок прикреплен.

Если состояние ребенка вызывает у вас беспокойство, он жалуется на головную боль, рвоту – лучше всего либо вызвать скорую помощь, либо самостоятельно отвезти ребенка в ближайший травмпункт при детской многопрофильной больнице. Там у вас будет больше возможностей в кратчайшие сроки поставить диагноз и получить всю необходимую медицинскую помощь.

Как смотрят ребенка с черепно-мозговой травмой в травмпункте при многопрофильном стационаре?

Осмотр врача-невролога. Именно невролог проведет первичный осмотр и опрос, оценит общее состояние ребенка и назначит необходимые исследования, которые сделают прямо в травмпункте.

Осмотр врача-офтальмолога: он обследует глазное дно, чтобы оценить степень тяжести травмы.

Инструментальные диагностические исследования:

Рентгенография черепа – помогает выявить наличие/отсутствие перелома костей черепа, трещины и т.д.

Компьютерная томография – дает полное представление о локализации повреждений, степени тяжести травмы, наличии кровоизлияний, гематом и т.д.

УЗИ сосудов головы и шеи – позволяет оценить

НСГ (нейросонография) – по сути, ультразвуковое исследование головного мозга. Проводится у самых маленьких детей для выявления внутричерепных кровоизлияний и других повреждений мозга.

ЭЭГ (электроэнцефалография) – позволяет при помощи уровня электрической активности мозга выявить органические поражения, эпилептическую активность в разных долях головного мозга.

При необходимости – консультации врача-травматолога, нейрохирурга, педиатра, анестезиолога-реаниматолога.

Как правило, в травмпункте при крупной детской многопрофильной больнице все необходимые обследования и консультации проводятся в приемном покое в течение не более 1,5 часов. В детской городской клинической больнице им. Башляевой ребенка с черепно-мозговой травмой принимают, обследуют и принимают решение о дальнейшем лечении не дольше чем за 45 минут.

Как будет проходить лечение после черепно-мозговой травмы?

Это зависит от характера и степени тяжести полученных повреждений. Получив результаты обследований, врач определит условия, в которых ребенку надлежит получать лечение.

Ребенка могут госпитализировать, если его состояние вызывает опасение. Лечение в стационаре включает полный комплекс мер, необходимых для выздоровления ребенка, вплоть до хирургических вмешательств, если они потребуются.

Если ребенок нуждается в уходе, вместе с ним в экстренном порядке госпитализируется один из родственников или опекунов.

Ребенка могут отпустить домой, но это не значит, что он не должен получать лечения. Всем пациентам с травмами головного мозга строго показаны постельный режим, покой, молочно-растительная диета с ограничением потребления соли, пристальное наблюдение за состоянием и прием надлежащих медицинских препаратов.

В любой момент вы можете отказаться от госпитализации, подписав соответствующее заявление, однако мы рекомендуем в любой ситуации следовать указаниям врача. Если специалист видит необходимым понаблюдать ребенка в стационаре, не отказывайтесь от этой меры. Черепно-мозговые травмы у детей достаточно коварны; наиболее спокойно лечение проходит под присмотром врача.

Как уберечь ребенка от черепно-мозговой травмы?

Прежде всего, обеспечьте детям надлежащую безопасность в быту. Мы не можем сделать так, чтобы ребенка окружал повсеместно мягкий пол и стены, но зато можем исключить самые опасные ситуации:

Выпадение из окна. Главный враг ребенка – даже не открытое окно, а противомоскитная сетка. Она крепится на окно достаточно слабо, от легкого надавливания может вылететь из оконного проема на улицу. В то же время, вид сетки создает иллюзию, что окно закрыто. Не подносите детей на руках к открытым окнам, не ставьте на подоконник, если от улицы вас отделяет только сетка от насекомых. Проветривая помещение, открывайте оконные створки только безопасным способом («наверх»). Проследите за тем, чтобы у ребенка не было доступа к окнам через стулья, столы и другую мебель.

Падения при занятии спортом. Следите за тем, чтобы, катаясь на роликах, коньках, велосипеде или скейте, ребенок всегда носил защитный шлем. Эта мелочь может нивелировать последствия удара об лед, асфальт, плитку или дерево.

Опасные привычки у детей старшего возраста. С малых лет приучайте детей к тому, чтобы они сами заботились о своей безопасности, не залезали на опасные шаткие конструкции, на крыши домов. Никакое красивое селфи не стоит их жизни.

Помните, что серьезную травму можно получить и при сравнительно легком падении – со стула или пеленального столика. Поэтому не рискуйте здоровьем и состоянием вашего ребенка, при первых подозрениях обращайтесь в ближайший травмпункт.

Опасные неврологические последствия могут проявиться не сразу, а спустя несколько часов и даже дней.

Диагностика черепно-мозговых травм у детей

Стандартным исследованием является рентген черепа — краниография — в прямой и боковой проекциях. С помощью рентгенографии легко выявить наличие переломов, так как кости черепа на снимках хорошо просматриваются.

При ЧМТ оптимально использовать компьютерную томографию (КТ). Она позволяет быстро оценить состояние мозга, определить наличие повреждений, внутричерепных кровоизлияний, их расположение. Это важно для выбора метода лечения.

Для более точной оценки состояния мозга используют магнитно-резонансную томографию (МРТ). МРТ лучше выявляет ушибы мозга и определяет участки ишемии. Метод также полезен для диагностики диффузного аксонального повреждения.

Если нет возможности провести КТ или МРТ, то для детей до года можно использовать нейросонографию — ультразвуковое исследование головного мозга. С помощью УЗИ можно увидеть очаги кровоизлияний и другие внутричерепные повреждения.

В этом случае показано реанимационное лечение ребенок подключается к аппарату искусственного дыхания, а питательные вещества получает внутривенно или через зонд.

Нарушения у детей в связи с травмой головы

а) Исходы случайной травмы головного мозга у ребенка. Прогноз для детей с черепно-мозговой травмой зависит непосредственно от первичной оценки по шкале ШКГ, длительности нарушения перфузии, что видно по снижению перфузионного давления, и длительности посттравматической амнезии, которую может быть сложно оценить в связи с пролонгированной седацией, принятой в настоящее время в отделениях интенсивной терапии. Современные методы визуализации и доступность нейрохирургических отделений должны привести к снижению смертности от поддающихся лечению причин, таких как острые экстрадуральные гематомы. Смертность пациентов с экстрадуральными гематомами до начала использования КТ составляла от 10% до 30% (Natelson и Sayers, 1973; Choux et al., 1975), а в настоящее время практически сведена к нулю.

В целом по результатам большинства исследований детей с тяжелыми черепно-мозговыми травмами сочетанная смертность и заболеваемость составили приблизительно 30%. Около 10% детей умирает, из них — 5% на месте травмы и 5% в первые несколько дней, у оставшихся 20% в дальнейшем формируются двигательные нарушения. У 10% пациентов отмечаются стойкие нарушения, затрагивающие когнитивные функции и поведение.

б) Отдаленные последствия повреждения белого вещества. Среди выживших пациентов повреждение белого вещества отмечается во многих случаях тяжелой стойкой инвалидизации. Такие повреждения приводят к атрофии головного мозга со сморщиванием белого вещества и, как следствие, к расширению желудочков. При повреждении белого вещества развивается достаточно выраженный отек головного мозга с повышением внутричерепного давления и вторичными гипоксическо-ишемическими повреждениями. Возникающие в итоге атрофия белого вещества, вентрикуломегалия и глиоз при неслучайных черепно-мозговых травмах формируются более стремительно (в соответствии в данными МРТ) и могут появляться менее чем через 10 дней после травмы.

У пациентов может отмечаться восстановление цикла «сон-бодрствование», но сохраняется слабая реакция на зрительные и слуховые раздражители, афазия и акинетический мутизм исключаются. В данном «вегетативном состоянии» обычно отмечается спастическая декортикационая поза и тяжелое поражение когнитивных функций с посттравматической деменцией. Изначально пациенты не могут самостоятельно дышать, но затем спонтанное дыхание и стабильное артериальное давление восстанавливаются. Даже после прекращения искусственной вентиляции у пациентов сохраняется недержание, они не могут самостоятельно питаться, и может потребоваться трахеотомия и гастростомия с формированием полной зависимости от сестринского ухода. Эпилепсия обычно не является основной или нерешаемой проблемой, что соответствует клинике повреждения белого вещества. Плохой долгосрочный прогноз при неслучайной черепно-мозговой травме коррелирует с повреждением белого вещества и формированием сморщивания и атрофии белого вещества.

При менее тяжелых травматических повреждениях головного мозга прогноз может быть гораздо более благоприятным, чем при первом впечатлении. Выраженность любой гемиплегии с большой вероятностью уменьшается, афазия в большинстве случаев проходит, но сохраняются стойкие проблемы с речью и трудности при правописании. Наиболее стремительно улучшение происходит в первые 6 месяцев и продолжается до 18 месяцев, тем не менее, нельзя сказать о формировании стойкой инвалидности, так как улучшение может происходить в течение 5 лет после травмы. Следует с осторожностью делать прогнозы, так как в настоящее время существует предположение о поздней деградации с утратой способностей, встречающейся с частотой до 7%; ухудшение может быть связано с припадками или гидроцефалией, но наиболее вероятна последующая зависимая от цитокинов регрессия после травмы головного мозга. Общий исход можно оценивать через 6 и 12 месяцев с помощью шкалы исходов Глазго (GOS) (Jennett и Bond, 1975) или шкалы KOSCHI (Crouchman et al., 2001).

в) Последствия для когнитивных функций и поведения. Трудности обучения, поведенческие изменения, двигательные нарушения и эпилепсия являются основными существенными последствиями черепно-мозговой травмы. Посттравматическая эпилепсия рассмотрена ниже. Плохая концентрация внимания и головные боли являются наиболее частыми жалобами. Когнитивные нарушения, нарушения памяти и поведенческие проблемы часто встречаются после умеренной и тяжелой черепно-мозговой травмы, их развитие можно ожидать при повреждении лобной и антеромедиальной части височной доли. У детей после тяжелых травм головного мозга поведенческий диагноз дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) в большей степени затрагивает внимание, исполнительное функционирование и память, чем первичный СДВГ (Slomine et al., 2005).

Концентрация внимания плохая, а расстройства памяти могут быть столь выражены, что классифицируются как посттравматический синдром Корсакова, изменения личности и приступы сильного гнева могут сделать жизнь родителей невыносимой, хотя при поверхностном неврологическом обследовании или рутинной стандартизованной психометрии выявляется мало изменений. Тем не менее, с помощью однофотонной эмиссионной компьютерной томографии (SPECT) выявлено, что у многих детей с глубокими проблемами в обучении и поведении отмечаются определенные стойкие патологические изменения. Изменения поведения и трудности в обучении могут быть легко упущены при проведении небрежного обследования.

Минимальные или легкие травмы обычно не сопровождаются какими-либо последствиями (Bijur et al., 1990), но наличие минимальной на первый взгляд травмы не исключает вторичных изменений обучения или поведения, а на МРТ или SPECT-исследовании можно выявить неожиданные патологические изменения. Однако последствия гораздо чаще развиваются после тяжелой травмы, сопровождающейся комой, и отмечается явная взаимосвязь между продолжительностью комы и наличием последствий (Mahoney et al., 1983; Filley et al., 1987). Кома более недели связана с повышением частоты когнитивных нарушений, в то время как при меньшей продолжительности комы таких последствий не отмечается (Jennett и Teasdale, 1977; Chadwick, 1985). Значимая часть посттравматических нарушений у детей имеет реактивный характер и, таким образом, может быть предотвращена путем корректирующей психологической помощи во время выздоровления. У детей с поведенческими проблемами до несчастного случая травма головного мозга может привести к их ухудшению. Тенториальное вклинение с повреждением миндалин и гиппокампа предположительно приведет к тяжелым нарушениям памяти, в особенности вновь формирующейся долговременной памяти (посттравматический синдром Корсакова).

Читайте также:  Что такое цистоскопия

Некоторые поведенческие и личностные изменения могут быть вторичными по отношению к стрессу на фоне нарушения восприятия и когнитивных функций. Выявлено, что после острой фазы коэффициент IQ (Klonoff et al., 1993) является достоверным прогностическим признаком исхода. Отмечено, что субъективные последствия, выявленные у 31% из 159 детей, наблюдение за которыми проводилось в течение 23 лет, явно связаны с обширностью повреждений головы и низким коэффициентом IQ. По результатам исследования необходимости реабилитации после тяжелой черепномозговой травмы выявлено, что у 18 из 43 детей отмечались стойкие неврологические изменения, а 15 нуждались в специальной программе образования (Scott-Jupp et al., 1992).

Посттравматические головные боли и возникающий после сотрясения «субъективный синдром» у детей встречаются гораздо реже, чем у взрослых (Barlow, 1984). Большое беспокойство может причинять посттравматическая мигрень, возникающая у предрасположенных детей после минимальной травмы. Очень часто встречаются нарушения сна (Guilleminault et al., 1983). 12-недельный курс лечения агонистами дофамина, амантадина гидрохлоридом, используемый в педиатрической практике для лечения последствий черепномозговых травм, являлся безопасным и согласно отзывам родителей приводил к улучшению поведения (Beers et al., 2005).

В результате гидроцефалии или гематомы может развиваться нарушение зрения, в частности, атрофия зрительного нерва (Gerber et al., 1992). Травма зрительного нерва возникает при тряске и сопровождается кровоподтеками и кровоизлияниями во влагалище зрительного нерва. Полный разрыв зрительного нерва может произойти под давлением большого крыла клиновидной кости. Данное повреждение приводит к формированию фиксированного расширенного зрачка и слепоты у пациента, находящегося в сознании без нарушения движений глаз. Острая слепота, длящаяся несколько дней, может возникать после тяжелых ушибов затылочной области, иногда она сочетается с разрядами припадков. У предрасположенных детей также может возникать тяжелая посттравматическая мигрень со зрительными феноменами. Корковая зрительная агнозия может возникать при инфаркте в зоне водораздела между средней и задней мозговыми артериями. Инфаркты в области шпорной борозды с формированием корковой слепоты возникают при сдавлении задних мозговых артерий в результате повышения внутричерепного давления с тенториальным вклинением.

Нарушения зрительного восприятия встречаются чаще, чем принято считать. Висконсинский тест на сортировку карточек (Heaton, 2005) позволяет выявить данную проблему, возникающую после травмы лобной доли. При сравнении 78 детей, перенесших легкую черепно-мозговую травму и не нуждавшихся в госпитализации, и 86 детей контрольной группы, перенесших другие виды травм, отмечалось меньшее, чем в контрольной группе количество баллов при выполнении заданий по чтению и решению зрительных задач.

Нарушения зрения преобладают при неслучайных режущих черепно-мозговых травмах, что связано с первичным повреждением сетчатки, атрофией белого вещества зрительной лучистости или вторичным инфарктом в области шпорной борозды на фоне тяжелого отека головного мозга.

Глухота встречается редко, чаще всего имеет односторонний характер и легко пропускается при обследовании. Следует помнить о поддающемся лечению смещении стремечка.

Посттравматическая эпилепсия описана в отдельной статье на сайте.

Редактор: Искандер Милевски. Дата публикации: 26.12.2018

Глухота встречается редко, чаще всего имеет односторонний характер и легко пропускается при обследовании.

Особенности афатических расстройств у детей и подростков с черепно-мозговой травмой

Черепно-мозговые травмы (ЧМТ) составляют 40 % от всех травматических повреждений у человека. Последствия и осложнения ЧМТ весьма разнообразны. Наиболее частым последствием ЧМТ являются афазии (системные нарушения речевой функции) или дизартрии, которые нередко сочетаются с патологией других высших психических функций (ВПФ). Особую проблему в плане теоретического изучения и его практического воплощения составляют афазии у детей, в том числе и афазии травматической этиологии.

Описания афазии у детей имеются в работах ряда авторов (С.Ю. Бенилова, Т.Г. Визель, Ю.А. Микадзе, А.Ю. Обуховская, А.В. Семенович, Э.Г. Симерницкая, Н.Н. Трауготт, М.Г. Храковская, Л.С. Цветкова и др.). Исследователи отмечают, что в клинической картине детской афазии имеются как сходства с афазиями у взрослых, так и отличия.

Сходства состоят в следующем. И у детей и у взрослых афазия возникает вследствие одних и тех же этиологических факторов. При этом у детей наиболее частым из них является черепно-мозговая травма. Разрывы аневризмы имеют место реже, как и опухоли; еще реже – инсульты (в отличие от этого, у взрослых инсульты занимают лидирующее место). Сходство детских и взрослых афазий состоит также в том, что у обоих контингентов имеет место распад уже сформировавшейся речи. Отсюда идентичность многих симптомов афазии у детей и взрослых, а также наличие в остром периоде заболевания значительного объема нейродинамических нарушений, зашумляющих основной синдром.

Отличия детских и взрослых афазий касаются, прежде всего, степени стойкости речепатологической симптоматики. Нарушения речи у детей носят менее стойкий характер, чем у взрослых, отмечаются чаще в остром периоде заболевания и имеют относительно быстрое обратное развитие. Как известно, это связано с высокой пластичностью детского мозга, в которой важное значение имеет редко упоминаемая в литературе функциональная активность межзональных связей.

Несмотря на имеющиеся разработки, проблема афазии у детей и подростков является, по-прежнему, недостаточно изученной, особенно, это касается процессов коррекционно-восстановительного обучения.

Наиболее распространенной и признанной является классификация афазий А.Р. Лурии, в которую входят: афферентная моторная, эфферентная моторная, динамическая, сенсорная (акустико-гностическая), акустико-мнестическая, семантическая. Наиболее редко у детей и подростков выявляется семантическая афазия в связи с несформированностью в детском возрасте третичной зоны перекрытия коры мозга (зоны ТРО). Диагноз семантическая афазия правомерен в возрасте после 12-13 лет.

К сожалению, в остром периоде не всегда бывает возможным провести полноценное логопедическое обследование из-за тяжести состояния пациентов или наличия у них повышенной истощаемости. У детей эти особенности острого периода заболевания выражены в еще большей степени в связи с незрелостью ВПФ, а также эмоционально-волевой сферы. Это обусловливает то, что в большинстве случаев логопед проводит блиц-обследование, направленное преимущественно на выявление речевых нарушений, используя различные модифицированные диагностические шкалы. Оценивается: состояние произносительной стороны речи, понимание обращенной речи, уровень состояния устной речи, чтения, письма, оральный и артикуляционный праксис, а также проводится не только качественный анализ, но и количественная оценка в баллах, для наглядного представления о динамике восстановления. Степень сложности диагностического материала варьируется от возраста ребенка и уровня сформированности у него речевой и других ВПФ. Для некоторых, в частности дошкольников, целесообразно подбирать упрощенные диагностические приемы, аналогичные стандартным логопедическим обследованиям детей с ОНР. Используется также метод наблюдения. Диагностическая процедура предваряется сбором анамнестических сведений о физическом, психоречевом развитии ребенка. Особое внимание обращается на то, насколько он владел речью до травмы. При этом необходимо учитывать возрастные параметры созревания ВПФ.

Диагностика в зависимости от состояния больного может занимать от 10 до 40 минут. По результатам диагностики логопед определяет форму речевых расстройств у пациента, степень их выраженности (легкая, средняя, грубая) и ведущий дефект; оценивает особенности протекания нейродинамических процессов.

По данным Симерницкой Э.Г. клиническая картина речевых нарушений у детей становится сходной с афазией у взрослых с 6–летнего возраста. До этого возраста речевые нарушения сходны с алалией, хотя речевое развитие у ребенка до момента травматического воздействия на головной мозг могло быть нормальным, после ЧМТ речь нарушается, но диагноз «афазия» ставится только, когда речь у ребенка уже сформирована. При варианте, когда у ребенка в анамнезе до ЧМТ отмечалась задержка речевого развития по типу алалии, после повреждения клиническая картина речи усугубляется. Опыт показывает также, что у дошкольников речевые нарушения восстанавливаются сложнее. Со слов родителей у них появляются или обостряются эмоционально-поведенческие нарушения: дети становятся более капризными, а еще чаще агрессивными. Вместе с тем установлено, что у всех детей компенсаторные возможности выше, чем у взрослых пациентов. Пластичность детского мозга позволяет преодолевать нарушения в более короткие сроки и получать положительную динамику раньше. В настоящее время в реабилитационные отделения нередко поступают пациенты – билингвы, у которых страдает речевая коммуникация и на родном и на не родном языках. Помощь таким пациентам должна оказываться либо на родном языке, либо на обоих языках. Согласно нашим наблюдениям, помощь не на родном языке недостаточна для коррекции нарушений речи.

Восстановление речевой функции при любой из форм афазии требует системного подхода, т.е. подразумевает нормализацию всех нарушенных систем речевой функции, а также базисных по отношению к ней неречевых ВПФ. Установлено, что чем раньше начата логопедическая работа, тем лучше ее конечный результат, поэтому реабилитация начинается в первые дни, когда становится возможен даже самый минимальный контакт с ребенком. Принципы и приемы работы при разных формах афазии описаны в литературе. С подростками используются приемы и методы, разработанные для взрослых пациентов (возможно использование всех пособий по восстановлению афатических расстройств). В работе с дошкольниками преимущество отдается игровым приемам: игры, физминутки, пальцевые гимнастики, элементы драматизации (сказки, сценки с помощью игрушек), логоритмики.

Цель исследования: изучение особенностей и динамики протекания афазии у детей и подростков с тяжелой и средней черепно-мозговой травмой.

Материалы и методы исследования.

Исследование было проведено на базе Научного Института Неотложной Детской Хирургии и Травматологии (НИИ НДХ и Т). Обследовано 20 детей с травматической этиологией афазии. По возрастам и полу дети распределялись так: от 4 до 17 лет – 5 девочек и 15 мальчиков, среди них 4 ребенка дошкольного возраста.

Использовались следующие методы:

  1. Диагностика состояния речевой функции и других ВПФ по комплексной нейропсихологической методике с использованием диагностических схем А.Р. Лурии, Л.С. Цветковой, В.М. Шкловского и Т.Г. Визель, включающих неречевые и речевые шкалы.
  2. Коррекционно-восстановительное обучение.

У всех детей и подростков в самом остром периоде отмечалась преимущественно грубая моторная афазия и грубая сенсорная афазия, которые в дальнейшем проявлялись разными клиническими картинами. Среди них преобладала комплексная моторная афазия разной степени выраженности (у 17 детей – 85 % от общего числа изученных). У остальных детей имела место: 1) акустико-мнестическая афазия (у 12 детей – 60 %), особенностью которой было то, что она чаще всего проявлялась в рамках амнестического синдрома; 2) динамическая афазия (у 3 детей – 15 %), которая проявлялась как правило в рамках лобного синдрома. У 2 детей-левшей (10 %) отмечались неопознаваемые в остром периоде афазии.

Проведенное исследование подтвердило и уточнило представления о том, что: 1) у детей так же, как и у взрослых, ярко выступают нейродинамические нарушения и нарушения управляющих функций (в большей степени в звеньях контроля и регуляции), которые «зашумляют» истинную картину речевого дефекта; 2) в процессе восстановительного обучения, нейродинамические расстройства нивелируются быстрее, чем у взрослых. Дополнительно к этому нами выявлено, что нейродинамические трудности уходят несколько быстрее, чем трудности управляющих функций.

Следующий результат состоит в констатации того, что грубая сенсомоторная афазия регрессировала у детей быстрее, особенно ее сенсорный компонент. Среди более стойких расстройств отмечались моторные (с преобладанием эфферентного компонента), а также акустико-мнестические расстройства. Обнаружено также, что у всех детей с ЧМТ имелись амнестические расстройства, преимущественно в слухоречевой модальности. У всех детей, независимо от формы афазии, было выявлено нарушение номинативной функции, причем актуализация предикативного словаря осуществлялась гораздо лучше, чем номинативного – даже у детей с моторной афазией.

Письменная речь, звуко-буквенный анализ страдали у всех детей, в независимости от возраста и формы афазии. Это относится также к неполноценности динамического праксиса (в виде дезавтоматизации праксических действий). Нарушения кинестетического кистевого и пальцевого праксиса оказались выраженными в меньшей степени. У детей с динамической афазией, как и у взрослых, отмечались значительные нарушения речевой коммуникации.

В восстановительном плане у детей-дошкольников, а также детей младшего и среднего школьного возраста отмечена высокая положительная динамика восстановления речевой и других ВПФ; у детей старшего школьного возраста симптоматика афазий была схожа с динамикой регресса афазий у взрослых. Это касается не только специфики проявлений афазии, но и известного факта возникновения серьезных трудностей коммуникации с окружающими и социализации в целом.

Анализ особенностей восстановления у пациентов речевой функции показал, что оптимальной тактикой обучения является соблюдение его поэтапности. На ранних этапах ставилась задача включения непроизвольных, автоматизированных уровней речевой деятельности. На последующих этапах заболевания коррекционно-восстановительного обучения применялись перестраивающие методики. Это еще раз демонстрирует: а) компенсаторную активность мозговых механизмов на ранних постморбидных стадиях за счет резервов викариата, а также включения в компенсаторные процессы межзональных связей; б) необходимость поиска мозговых механизмов, позволяющих обойти первичный дефект, в более отдаленные периоды заболевания.

Суммируя результаты проведенного исследования, можно сделать вывод, что в основном они подтвердили имеющиеся представления об особенностях протекания детской афазии, их сходстве и различии с особенностями протекания афазии у взрослых. В качестве уточняющих эти представления мы расцениваем полученные нами новые данные о:

  • количественном и возрастном распределении форм афазии у детей;
  • закономерностях в степени выраженности отдельных симптомов;
  • большей активности межзональных связей у детей, чем у взрослых;
  • соблюдении этапности в восстановительном обучении;
  • методическом содержании каждого из восстановительных этапов.

Приведем клинический пример из логопедической практики.

Мальчик, Лука (4 г.).

Мальчик поступил в отделение реабилитации с диагнозом: последствия ОЧМТ (ушиб головного мозга средней степени тяжести, оскольчатый перелом левой теменной кости).

В речевом статусе у ребенка выявлялись выраженные трудности, в двигательной сфере – правосторонний гемипарез (больше в руке). В эмоциональной сфере у ребенка отмечались повышенная лабильность, утомляемость, истощаемость, флуктуации возможностей, инактивность. Дома, со слов родителей, после произошедшей травмы, мальчик стал чаще капризничать, плакать, отказываться выполнять многие вещи, которые раньше делал с удовольствием (стал меньше играть, больше уставать, мог кричать, если что-то не нравилось, в связи с гемипарезом не использовал правую руку при выполнении бытовых действий). В преморбидном статусе у Луки была хорошо развита речь в соответствии с возрастной нормой, он очень активный и любознательный мальчик, правша (родственники тоже правши).

Читайте также:  Степени остеохондроза: проявления и лечение патологии

Объективно при осмотре: Лука в ситуации обследования адекватного поведения, контактен, критика снижена. Отмечается инертность, истощаемость, инактивность, увеличение латентного периода, флуктуации возможностей. Жалобы со слов мамы на нарушения речи, замедленность темпа во всех видах деятельности.

Глотание сохранено, жевание в норме. Выявляются нарушения тонуса мышц органов артикуляции. Лицо гипомимично. Язык – дистония. Голос глухой, маломодулированный. Речевой выдох укорочен. Саливация умеренная. Звукопроизношение – замены некоторых звуков (как вариант дизонтогенеза в виде стертой дизартрии, а также как явления афферентной апраксии). Разборчивость речи в речевом потоке несколько снижена. Темп речи замедлен, ритм нарушен.

Импрессивная речь. Понимание речи сохранено. Показ предметов затруднен, путает местами. Восприятие развернутой речи несколько замедленно.

Экспрессивная речь. Собственная речь возможна, но затруднена, скудная. Речевая активность снижена. Со слов мамы до травмы была фразовая речь, ребенок любил выполнять различные развивающие задания. Выявляются трудности организации монологического высказывания, персеверации (повторы звуков, слогов и простых слов), аграмматизмы, перестановки, редкие парафазии. Повтор слов и фраз – с перестановками звуков и слогов, персеверациями, пропусками звуков. Называние возможно. Ответы чаще с латенцией. Составление рассказа затруднено. Выполнение невербальных заданий (с помощью картинного материала) осуществляется хорошо.

Логопедический статус: моторная алалия, дизартрия, нейродинамические нарушения.

Программа восстановительного обучения:

  1. Коррекция фразовой речи.
  2. Коррекция произносительной стороны речи, голосовых характеристик.
  3. Развитие фонематического анализа.

После курса восстановительного обучения в отделении реабилитации в речевом статусе у Луки отмечается выраженная положительная динамика. Лука стал более активно использовать правую руку (чаще стал сам брать в правую руку предметы, картинки на занятиях), нейропсихологом было рекомендовано дома развивать мелкую моторику и напоминать мальчику о включении правой руки в деятельность (если же он капризничает – не настаивать). Мальчик стал более спокойным, уменьшились эмоциональная лабильность, истощаемость (как дома, так и на занятиях), увеличилась активная работоспособность, Лука стал реже спрашивать «скоро ли закончится занятие?», стал меньше отвлекаться. Лицо – мимика стала более оживленной. Улучшилось выполнение произвольных артикуляционных движений, однако, остаются патологические синкинезии при движениях языка. Увеличилась сила голоса, модуляции стали более выраженными. Голос стал более звонким. Речевой активный выдох стал более плавным и продолжительным. Саливация умеренная. В речевом потоке разборчивость речи улучшилась. Звукопроизношение остается смазанным, сложные слова произносятся в замедленном темпе, с перестановками, заменами звуков. Поставлен звук «л», хотя в речи по-прежнему твердый звук заменяется на мягкий («л» – «ль»). Темп речи стал более быстрым, ближе к нормальному, ритм сохранен.

Импрессивная речь. Понимание речи сохранено. Стал лучше удерживать в слухоречевой памяти предъявленные элементы.

Экспрессивная речь. Собственная речь возможна, фраза стала более развернутой, актуализировалось больше слов. Персеверации стали отмечаться реже, отмечены аграмматизмы (характерные для эфферентной апраксии), перестановки звуков и слогов, редкие парафазии.

При выписке у мальчика отмечались положительные изменения во всех сферах деятельности и, в частности, в речевой. Родителям было рекомендовано для дальнейшего восстановления речевой функции мальчика продолжать логопедические занятия по месту жительства и в условиях отделений реабилитации. Это является крайне важным, учитывая тот фактор, что речь Луки еще не была полностью сформирована, а находилась в стадии развития.

Таким образом, все вышесказанное и приведенный пример не оставляет сомнений в том, что разработка проблем афазии у детей, в том числе и травматической этиологии, является далеко не завершенной. Необходимо дальнейшее ее изучение, и прежде всего, поиск специальных методов и приемов восстановительного обучения, которые помогли бы более эффективно и качественно преодолевать имеющиеся у детей афатические нарушения.

Выявляются трудности организации монологического высказывания, персеверации повторы звуков, слогов и простых слов , аграмматизмы, перестановки, редкие парафазии.

Как избежать развития проблем в будущем?

  1. Стоит избегать лазанья по опасным и слишком высоким конструкциям.
  2. Катаясь на роликах или велосипеде необходимо надевать защиту в виде шлема.
  3. Спрыгивать с качелей и каруселей во время их движения нельзя, нужно дождаться их полной остановки.

Избежать травм в юном возрасте достаточно сложно даже детям очень внимательных и заботливых родителей.

Нарушения у детей в связи с травмой головы

, в тяжелых медикаментозная терапия и нейрохирургическое вмешательство.

Некоторые особенности детских травм

Потери сознания у детей наступают в разы реже, чем у взрослых и этому есть вполне естественное объяснение.

Во-первых, у детей младшего возраста ещё есть так называемые роднички, которые обеспечивают большую подвижность костей черепа, а во-вторых, детский мозг не склонен к формированию отёков в связи с особой физиологией. Если потери сознания и наблюдаются, то чаще всего они кратковременны. Если же выпадения затягиваются на несколько суток, то есть, повод задуматься о контузии.

Здесь мы отойдём от темы и заметим, что даже если ребёнок в «здравом уме и трезвой памяти», его всё же стоит показать врачам общей практики, для исключения травм.

Однако такая стойкость сознания непосредственно в период травматизации с лихвой компенсируется тем, что дети могут обнаруживать возможность потери сознания после бессимптомного промежутка. Связано это с тем, что у детей могут образовываться экстра- субдуральные гематомы, которые никогда не появляются у взрослых. Это особый тип кровоизлияния, локализованный между костями черепа и твёрдой оболочкой мозга. Объяснить, почему такие последствия обнаруживаются исключительно у детей, с достоверной точностью пока не удалось.

нарушения характера.

Диагностика

При травмах головы у ребенка сложно произвести картину произошедшего, возможно отсутствие воспоминаний до или после события. Состояние детей оценивает врач по реакциям на раздражители. КТ и МРТ дают представление о внутренних кровотечениях.

Эхоэнцефалоскопия проверяет состояние нейронных связей. При необходимости проводится офтальмологическое и ЛОР-обследование. Кровоизлияния паутинной оболочки диагностируются исследованием ликвора (делается пункция). Ангиография выявляет нарушение кровообращения.

диффузионный разрыв отделов;.

Диагностика

Если ребенок занимается спортом, то важно чтобы он полностью восстановился, прежде чем вернется к тренировкам в обычном режиме, рассказывает Лилия Хафизова.

Классификация сотрясения головного мозга у детей

Сотрясение головного мозга у детей относится к закрытой ЧМТ (наряду с ушибом и сдавлением головного мозга), являясь ее наиболее легкой формой.

Вместе с тем, клиническое течение сотрясения головного мозга у детей также может иметь легкую (I), средней тяжести (II) и тяжелую (III) степени выраженности. При I степени эпизоды потери сознания отсутствуют, а симптомы сохраняются не более 15 минут. При II степени также нет потери сознания, однако симптомы отмечаются на протяжении более 15 минут. Сотрясение мозга III степени у детей характеризуется потерей сознания в течение любого времени.

При II степени также нет потери сознания, однако симптомы отмечаются на протяжении более 15 минут.

Возможные последствия

Если у грудного ребенка произошло именно сотрясение головного мозга, то большой опасности быть не должно. При нем кости черепа не травмируются, мозг не страдает, а потому все функции его будут восстановлены сами по себе в течение 3-7 недель после травмы. Куда опаснее другие ЧМТ, которые на начальном этапе могут принимать вид сотрясения по клинической картине (ушиб головного мозга, гематомы). Именно поэтому важно показать ребенка неврологу и травматологу, если у него есть признаки сотрясения.

При соблюдении рекомендаций доктора прогнозы будут весьма благоприятными. Значительно более опасны повторные травмы головы. Так, при втором или третьем сотрясении существенно возрастает риск развития у ребенка посттравматической энцефалопатии, которая долгие годы будет напоминать о себе систематическими головными болями, повышенным внутричерепным давлением, нарушением моторики ножек и рук, приступами головокружения, потливости и эпизодическими обмороками.

Это нужно докторам, чтобы убедиться, что других травм, кроме сотрясения, нет.

Потеря сознания

Этот симптом кратковременный, длящийся от нескольких секунд до нескольких минут, проявляется в «отключке» малыша, сопровождающейся бледностью, потливостью. Не характерен для легкой формы сотрясения. Длительная потеря сознания говорит о более тяжелом повреждении мозга. У грудничков особенностью симптоматики является крайне редкие случаи потери сознания.

Этот симптом кратковременный, длящийся от нескольких секунд до нескольких минут, проявляется в отключке малыша, сопровождающейся бледностью, потливостью.

Сотрясение мозга у ребенка

Такая травма имеет самый лучший прогноз и очень редко приводит к осложнениям.

Травма головы: неотложная помощь

Удары головой и удары по голове неоднократно встречаются в жизни каждого ребенка.

Принципиальной особенностью детей первого года жизни является тот факт, что количество жидкости в полости черепа намного превышает таковое у детей постарше и (или) взрослых. Кроме этого, мозг младенца замкнут в черепной коробке не жестко, поскольку имеются роднички, а также податливые и подвижные швы между костями черепа. Все это создает возможность амортизации и до некоторой степени снижает риск от ударов головой и по голове.

Абсолютное большинство травм головы заканчивается благополучно и не сопровождается сколько-нибудь серьезными последствиями. Тем не менее любой удар головой (по голове) потенциально требует серьезного к себе отношения, поскольку возможны очень опасные повреждения вещества мозга и кровотечения в полости черепа.

Весьма распространенное специфическое состояние, возникающее после травмы головы, получило название сотрясение головного мозга.

Что происходит с мозгом при сотрясении, медицинская наука до настоящего времени точно не знает. Предполагается, что во время травмы происходит встряхивание вещества мозга и его удар о черепную коробку изнутри. Как следствие нарушаются связи между клетками головного мозга и его отделами. Все это сопровождается совершенно определенными симптомами, прежде всего расстройствами сознания. Принципиальный момент состоит в том, что целостность мозговой ткани при сотрясении не нарушается.

Травма головы может сопровождаться повреждением вещества мозга с развитием отека и кровоизлияний. В этом случае говорят об ушибе головного мозга.

Выраженный отек мозговой ткани и внутричерепные гематомы приводят к очень опасному состоянию — сдавлению головного мозга.

Сотрясение, ушиб и сдавление головного мозга объединяются таким понятием, как черепно-мозговая травма.

Черепно-мозговая травма может быть закрытой (без нарушения целостности костей черепа) и открытой (соответственно, с нарушением целостности костей).

Между внутренней поверхностью костей черепа и собственно мозговым веществом находится твердая мозговая оболочка. Открытая черепно-мозговая травма с повреждением твердой мозговой оболочки называется проникающей.

Если же в результате удара повреждены исключительно мягкие ткани (кожа, подкожная клетчатка над костями черепа) и нет расстройства сознания, то такое состояние называют ушибом головы.

Все перечисленные специальные термины представляют собой медицинские диагнозы. Диагноз ставит врач.

Тем не менее существуют совершенно определенные симптомы, свидетельствующие о том, что травма головы потенциально опасна и требует обязательного обращения за медицинской помощью.

Задача родителей — знать эти симптомы и оказать неотложную помощь.

Обращение за медицинской помощью необходимо, если после травмы головы имеют место:

  • нарушение сознания любой выраженности и любой продолжительности;
  • расстройства речи;
  • неадекватное поведение;
  • необычная сонливость;
  • интенсивная головная боль, которая сохраняется более одного часа после травмы;
  • судороги;
  • более одного приступа рвоты;
  • головокружение и (или) нарушение равновесия, которое сохраняется более одного часа после травмы;
  • неспособность двигать рукой или ногой, слабость в руке или ноге;
  • разные по размеру зрачки;
  • появление темных (темно-синих) пятен под глазами или за ушами;
  • кровотечение из носа или ушей;
  • выделение бесцветной или кровянистой жидкости из носа или ушей;
    • После травмы ребенок плакал, во время плача, как и все дети, шмыгал носом. Плакать перестал, но остался насморк, которого до травмы не было. К врачу!
  • любые, даже незначительные, нарушения со стороны органов чувств.
    • После травмы хуже слышит или слышит что-то не то, туман или двоение в глазах, необычный вкус во рту, как-то не так пахнет, снижение кожной чувствительности, мурашки по коже… К врачу!

Вне зависимости от имеющихся симптомов обращение за медицинской помощью необходимо, если травма головы получена в состоянии алкогольного опьянения или под действием наркотических веществ.

Опасные симптомы могут появиться не сразу, поэтому родители должны внимательно наблюдать за ребенком как минимум в течение 24 часов после травмы головы, даже если эта травма кажется незначительной.

Если после травмы ребенок успокоился и уснул, его следует будить каждые 2—3 часа и задавать простые вопросы (как тебя зовут? и т. п.).

Еще раз повторяем: любая травма головы потенциально опасна. Малейшие сомнения — к врачу!

Неотложная помощь при травме головы

Опасные симптомы отсутствуют:

  • успокойте ребенка;
  • изо всех сил постарайтесь ограничить двигательную активность (уложите и почитайте, избегайте активных игр и т. п.);
  • приложите холод к ушибленному месту.

При выявлении опасных симптомов:

  • оцените состояние дыхания и кровообращения, при критическом состоянии начните сердечно-легочную реанимацию;
  • если дыхание и кровообращение сохранены, но сознание отсутствует — постарайтесь удержать ребенка в положении на спине, на жесткой ровной поверхности, фиксируйте голову своими руками; внимательно следите за дыханием: если в таком положении дыхание затрудненно из-за рвоты или избытка слюны, уложите ребенка в устойчивое положение на боку. При повороте придерживайте голову, стараясь избегать ее вращения, избыточного запрокидывания и бокового наклона;
  • в ожидании помощи (оптимально в положении на спине, еще до поворота в устойчивое боковое положение) желательно осуществить иммобилизацию шейного отдела позвоночника;
  • если ребенок в сознании, дожидайтесь помощи в положении на спине без подушки;
  • не давайте еды и питья;
  • не перемещайте ребенка без крайней необходимости.

При остановке кровотечения:

  • руководствуйтесь общими правилами остановки кровотечения и обработки раны ;
  • при малейшем подозрении на повреждение костей черепа категорически избегайте прямого давления на рану — накройте рану перевязочным материалом, инородные тела из раны не доставайте.

(Данная публикация представляет собой адаптированный к формату статьи фрагмент книги Е. О. Комаровского «Справочник здравомыслящих родителей. Часть 2. Неотложная помощь».)

Материалы по теме:

необычная сонливость;.

Добавить комментарий