Отношение церкви к ЭКО

Нужно ли православным прибегать к ЭКО

Почему этот вопрос важен? Поскольку христиане строят свою жизнь в соответствии с Божьими принципами и Законом, они должны размышлять о том, насколько их поступки соответствуют вере, в которую они призваны.

Ребенок — это дар Божий, и если по какой-то причине этот дар еще не получили супруги, то стоит задуматься почему. Многие из нас не хотят принимать ответ «Нет» или «Подожди» от Господа. Человеческой натуре свойственно желать и получать желаемое мгновенно, не ожидая.

А иногда Бог предполагает для нас какие-то изменения в процессе ожидания. Так и в вопросе искусственного зачатия. Человек вмешивается в планирование семьи своими способами, которые неугодны Господу. Хорошо ли это? Каждый думающий христианин ответит, что нет.

Почему именно метод экстракорпорального оплодотворения подвергается такой серьезной критики среди священства? Ответ лежит в сущности самой процедуры: у матери берут несколько яйцеклеток и оплодотворяют их вне организма семенем отца. Зародившиеся эмбрионы делят: часть подсаживают матери, а часть уничтожают или замораживают.

И вот тут появляется проблема, ведь это уже зародившаяся жизнь и ее убивают. Так чем ЭКО лучше аборта, ведь и там и там убивают детей. Строгое отношение православной церкви к ЭКО обусловлено именно убийством, которое происходит в процессе данной процедуры.

Такое же негативное отношение Церковь имеет и к суррогатному материнству, в ходе которого ребенок зачастую «покупается».

Важно! Недопустимыми считает Церковь все методы оплодотворения вне тела женщины, которые предполагают консервацию или намеренное уничтожение эмбрионов.

Вопрос женского здоровья после процедуры также не изучен досконально.

Отношение к ЭКО в Церкви. Отвечает протоиерей Максим Обухов

Над процедурой ЭКО начали работать с середины прошлого века. Первым в мире ребёнком из пробирки стала маленькая англичанка в 1978 году. Только по официальным данным, до её рождения было более 600 неудачных случаев переноса эмбрионов в полость матки.

Сегодня многие бездетные пары, которые безуспешно прошли лечение от бесплодия, надеются на ЭКО. Недавно Элладская Церковь разрешила использование подобных технологий родителям. Насколько медицинская процедура соответствует православным взглядам на жизнь, этике?

Мы обратились к протоиерею Максиму Обухову, руководителю православного медико-просветительского центра Жизнь.

Экстракорпоральное оплодотворение (от лат. extra — вне и лат. corpus — тело, то есть оплодотворение вне тела, сокр. ЭКО́) — вспомогательная репродуктивная технология, используемая в случае бесплодия. Во время ЭКО яйцеклетку извлекают из организма женщины и оплодотворяют искусственно в условиях «in vitro» («в пробирке»), полученный эмбрион содержат в условиях инкубатора, где он развивается в течение 2—5 дней, после чего эмбрион переносят в полость матки для дальнейшего развития.

— Как верующему человеку относиться к ЭКО?

— Мы исходим из того, что человек является таковым с момента зачатия и обладает таким же достоинством, как и взрослый. Будучи ещё совсем маленьким — одна клетка или несколько, у него уже сформирован генотип, обладающий всеми индивидуальностями человека. Далее будет проходить только развитие заложенного: извне поступают только питательные вещества, кислород, вода, минералы. Малыш в утробе матери увеличивается в размерах, развивается нервная система, органы зрения и так далее. Сущность уже не меняется. Соответственно наше отношение к эмбриону: мы не можем допустить его убийство и куплю-продажу, по сути, обращение как с вещью. Ребёнок имеет право на то, чтобы быть рождённым натуральным путём, поэтому противоестественная ситуация вызывает целый ряд вопросов.

— Сейчас появляются клиники, где подсаживают одного эмбриона, что позволяет избежать резекцию «лишних».

— Есть разные методы, технологии. Действительно, раньше подсаживали несколько эмбрионов, а потом часть умервщляли. Получалось: один-два рождались за счёт убийства братиков и сестричек. Сейчас клиники стараются подсадить меньше, и сам заказчик может выбирать — двух имплантировать, меньше или больше. Но всё равно, это не решает проблему гибели эмбрионов, потому что начинается сама процедура с гиперстимуляции яичников гормонами и это часто сопровождается появлением нескольких зародившихся жизней. Их потом замораживают и ждут имплантации.

Представьте: произошла удачная имплантация, использовали один эмбрион, а что дальше? Что делать с оставшимися? «Лишних» можно подарить, можно продать, можно отдать для опытов. Но дети не саженцы, не растения, которые можно отдать соседу или выбросить. Не котята, не щенки, которых можно раздать, а если не нужны — выпустить на улицу или сдать в приют для животных. Это живой человек. Сейчас нет технологий ЭКО, которые бы не допускали гибели эмбриона. Больше половины всё равно погибает. Мы точно не можем сказать, сколько, потому что все эти расчёты условные. Но такой факт говорит о многом: половина попыток неудачна. А что значит неудачно? Значит гибель эмбрионов. Что делает пара, у которой процедура оказалась неуспешной? Она идёт ещё раз, но и снова вероятность гибели эмбриона составит такой же процент. Очередная неудача, и супруги надеются на третью манипуляцию, и вновь будет 50% гибели. Такой риск летальности уже делает процедуру неприемлемой. Что такое 50% смертей — это как прыгать с 3-его этажа – тоже будет подобная вероятность гибели.

Летальный исход возможен на разных стадиях ЭКО: и во время оплодотворения, и хранения, и имплантации. А также никто не скрывает, что идёт селекция эмбрионов – то есть мы берём несколько и выбираем лучшего, а остальные оказываются «ненужными». Сам факт имплантации одного эмбриона не говорит о том, что остальные не страдают. Если говорить обобщённо, то проблема гибели эмбрионов при ЭКО не решена, и её решение не предвидится.

Но это не единственная проблема, которая сопровождает эту технологию.

— Возможно ли перепутать и будущей маме подсадить чужого ребёнка?

— Есть такие случаи. Там, где применяются сложные технологии, есть вероятность ошибки. Они происходят от порочности самого подхода: взять живых людей и разложить по ящикам, хранить, выдавать, как будто игрушки. Бывает и подмен, и ошибки. Есть вопрос бесконтрольности: сдали родители биоматериалы, они не знают, сколько эмбрионов хранится в морозильнике, никто не может проконтролировать, сколько их было, и какая у них судьба. Могут сказать сколько, а могут не сказать, могут разморозить, могут продать, возможно, и сформирован рынок по продаже эмбрионов.

— Правда ли, что дети из пробирки со слабым здоровьем?

— Да, есть такое мнение и данные о том, что дети, рождённые в результате ЭКО более слабые, и отстают по показателям здоровья. Процесс очень тонкий, сложный. Естественным образом от здоровых родителей не всегда дети здоровыми рождаются. А в случае ЭКО: небезопасная стимуляция яичников, вынос из тела матери яйцеклетки, другие разные факторы. А само хранение эмбрионов? Тело человека в течение жизни подвергается мутациям, и мы не можем защитить ни половые клетки, ни эмбрионы, когда они хранятся в замороженном виде, от фонового радиоактивного излучения. Есть данные педиатров об этом. Но заинтересованная сторона в развитии этого рынка, даёт другие данные, отличные от педиатров. Но нас интересует в первую очередь неприемлемость этого метода в силу понимания природы человека, его защиты с момента зачатия.

— Что говорят в Церкви про ЭКО?

«Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов».

— Отношение Церкви к ЭКО пока не является детально разработанным.

Есть две точки зрения среди христиан на процедуру. Одна либеральная: Элладская Церковь, (с которой мы недавно разорвали евхаристическое общение), разрешила ЭКО при соблюдении определённых условий.

Элладская Православная Церковь допускает возможность ЭКО бездетным семьям, если не будет лишних эмбрионов, их элиминации и донорства гамет.

А есть и другая точка зрения. Она предполагает полный отказ от подобного вмешательства. В этом отношении имеется продуманная и обоснованная позиция Римско-католической церкви. Если почитать документы, которые они приводят, увидим результат большой научно-богословской работы, стоит изучить их аргументы. Католики считают ЭКО безнравственным, разрушающим супружескую любовь. В Катехизисе католиков сказано, что воспроизведение людей неразрывно связано с их интимной жизнью в супружеских парах.

Католицизм рассматривает эмбрионы как живых людей, поэтому, как и православные, католики тоже акцентируют внимание на гибели «ненужных» эмбрионов и эмбрионов в маточной полости, если попытка забеременеть оказалась неудачной.

У нас будет продолжение дискуссии, в том числе о неприемлемости ЭКО и недопустимости его финансировании из бюджета. Надеюсь, что позиция Русской Православной Церкви будет ужесточаться и не последует Элладской Церкви, не позволит манипуляции с эмбрионами.

— Сторонники ЭКО порой обвиняют Церковь в том, что она против науки и не хочет помогать людям, в нашем случае стать родителями…

— Главная наша позиция в том, что нет ЭКО без гибели эмбриона, она запланирована даже в самом оптимистическом сценарии. Противоестественность этого процесса приводит к ряду осложнений.

А борьба за ЭКО понятна. Рынок услуг в этой области таков, что речь идёт о миллиардах рублей — огромные, почти астрономические дотации из государственного бюджета.

Из средств налогоплательщиков значительные суммы идут на финансирование абортов и ЭКО. В результате у нас нет денег на спасение жизни. Сколько сейчас в интернете, через соцсети, фонды собирается пожертвований на операцию мальчику или девочке, чтобы сохранить их здоровье или даже жизнь? А в то же время мимо проходят денежные средства на сомнительные процедуры, сопровождающиеся гибелью эмбрионов.

Кроме того, у нас немало семей, у которых нет жилья. Случился пожар, трагедия произошла, неоплаченный кредит, семейная драма и другие ситуации людей выталкивают на улицу. При этом помощь оказывается, но какая: у вас нет жилья, условий, давайте мы вашего ребёнка устроим в приют, из которого детей вернуть назад очень сложно. Вместо расходования миллиардов на ЭКО и аборты лучше было бы создать систему социальной помощи, чтобы ни одна семья, доведённая до крайности жизненными обстоятельствами, не осталась на улице.

— Знакомы мы ли Вам ситуации, когда верующие обращаются к ЭКО?

— Большинство семей, которые считают себя православными, порой бывают не воцерковлёнными и часто не знают об этих правилах. Порой они приходят к священнику и спрашивают:
— Батюшка, что делать с замороженным эмбрионом?
— А что случилось? – удивляется вопросу батюшка.
— Бесплодие, лечились – не помогло, хотели своего ребёнка, пошли на ЭКО, одного подсадили, а что с оставшимися делать?

И получается тупиковая ситуация, потому что в самой процедуре заложены противоречия. Что с эмбрионами происходит? Обычно их размораживают, и они гибнут. У нас пока нет однозначного запрета ЭКО. Он пока такой обтекаемый, потому что концепция Церкви составлялась к Архиерейскому собору 2000 года, и многое было ещё неизвестно. Гарантии того, что эмбрионы не будут гибнуть, данные сотрудниками клиники устно, не являются точными. Нет возможности контроля, что происходит в этих пробирках, это же всё микроскопического размера. Есть работа с клиентами, успокоение их, реклама. Слова, что подсаживаем один эмбрион, не означают, что другие не гибнут.

Текст: Александра Грипас

А также никто не скрывает, что идёт селекция эмбрионов то есть мы берём несколько и выбираем лучшего, а остальные оказываются ненужными.

Церковь не против ЭКО, но с двумя условиями

Диакон Андрей Кураев об ЭКО, суррогатном материнстве и целостности семьи.

Отрицательное, в целом, отношение православной церкви к ЭКО известно. Допускаете ли вы, что со временем оно изменится? Как менялось на протяжении веков отношение церкви к различным вопросам социума ― от театра до науки.

Возможно, вы неверно представляете отношение церкви к ЭКО. Церковь не против ЭКО как такового. Она только предлагает учесть два ограничения. Первое ― чтобы оплодотворение происходило без участия банка спермы, то есть – только с использованием биологического материала супругов. Чтобы жизнь семьи, жизнь двух людей оставалась их личной жизнью, и дети были бы их детьми. Это вполне понятное этическое, психологическое ограничение, оно не подлежит пересмотру.

Читайте также:  Нарушение проводимости по ПНПГ что это

И второе ― чтобы все оплодотворенные яйцеклетки вернулись бы на место. Сейчас из-за того, что процедура очень дорогая, врачи, чтобы не рисковать, отбирают сразу несколько эмбрионов. И оплодотворяют сразу несколько. Затем они наблюдают, как у эмбрионов идет развитие, и один-два из них возвращают назад, а остальные сливают в канализацию. Вот именно это вызывает возражения церкви. Если же все яйцеклетки, которые взяты, будут возвращаться на место, никаких возражений не будет.

Чем, по большому счету, с точки зрения церкви, отличается медицинское вмешательство при разных нарушениях здоровья? Почему рак лечить – не грех, а бесплодие – грех? Ну или с ограничениями… Разве и то, и другое – не замысел божий в отношении больного?

Что именно считать вмешательством… Сейчас уже делают импланты, пересадку органов, даже искусственные органы, почему нет? Повторю, церковь не против вмешательства медицины, церковь говорит только об отношениях людей внутри семьи, о сохранении целостности семьи. Что делают люди, которые не находятся в браке, это другая история.

Бесплодной супружеской паре однозначно нужно смириться с бездетностью?

К сожалению, в мире много детей, которые для кого-то оказываются лишними. Поэтому можно посвятить свою жизнь заботе об этих детишках.

Если бы население планеты было на грани глобальной демографической катастрофы, на грани вымирания, вы бы одобрили ЭКО без соблюдения условий, о которых вы сказали? Или лучше роду человеческому исчезнуть без греха?

Демографическая ситуация в стране не имеет ни малейшего отношения к ЭКО. Увеличение рождаемости с помощью ЭКО ― это незначительный процент от общей рождаемости.

При этом я вполне приветствую, если государство будет принимать меры по снижению стоимости операции по ЭКО. По крайней мере, я бы не возражал. При условии, что будут соблюдаться ограничения, о которых я говорил. Сохранять целостность семьи ― это значимо. И значимо, чтобы ребенок был зачат в минуту высшей радости и наслаждения. Роды у женщины и так связаны с болью, так пусть хотя бы зачатие будет связано с радостью.

Вы думаете, радость женщины, которая много лет мечтала о материнстве и наконец познала его с помощью вспомогательных репродуктивных технологий, не компенсирует ей отсутствие радости во время зачатия?

Это очень тонко. Это надо наблюдать на очень большом материале и на нескольких поколениях. Все это крайне непросто психологически, и не нам, мужикам, судить. Должна измениться в целом социальная оценка ЭКО, должны уйти мифы, которые окружают эту тему, чтобы сама женщина и ее окружение не считали ее исчадием. Пока еще рано делать выводы. Несколько поколений должны пройти, чтобы можно было спокойно оценить все риски, в том числе психологические.

Чтобы ушли мифы, нужно информировать, просвещать. В целом вы за популяризацию темы ЭКО?

Было бы легко ответить, если можно было бы развести две темы ― ЭКО и суррогатное материнство. А они, к сожалению, часто идут паровозом. В случае суррогатного материнства, как и в случае со спермой донора, нарушается связь внутри семьи. А дальше подцепляется третий вагончик ― права гомосексуальных пар. А это уже путь к катастрофе.

Это надо наблюдать на очень большом материале и на нескольких поколениях.

Как Церковь относится к ЭКО?

ЭКО существует уже около 40 лет, но дискуссии вокруг репродуктивных медицинских методик не прекращаются. Врачи спорят о вреде и пользе ЭКО, о возможных рисках, психологи рассуждают об особенностях развития ребенка, рожденного при помощи экстракорпорального оплодотворения, представители религий дают свою оценку происходящему.

Для пары, которой предстоит ЭКО, все эти мнения очень важны. В этой статье мы рассмотрим, как православная церковь и другие конфессии относятся к оплодотворению вне материнского организма, что считается грехом, а на что супруги могут получить благословение.

В результате врачи получают большее количество эмбрионов и имеют возможность выбрать из них несколько самых здоровых, сильных и жизнеспособных.

Что же такое ЭКО?

Издавна бесплодие, по мнению религии, считалось не медицинской проблемой, а своеобразным божественным наказанием за совершённые грехи. Во многих религиях принято думать о бесплодных женщинах, как о грешницах, которые только позорят семью. Люди давно забыли про такие предрассудки, но проблемы с началом беременности не исчезли, а их стало гораздо больше! Иногда они способны полностью разрушить брак.

Существуют различным методы, которые помогают при бесплодии, но никто не может гарантировать, что хотя бы один из них сработает. По этой причине многие семейные пары обращают своё внимание на экстракорпоральное оплодотворение.

Но нельзя думать, что медицина достигла такого уровня, что ЭКО может гарантировать результат. Экстракорпоральное оплодотворение дорогая процедура, но спрос на него велик, ведь дети — это то, на чём люди не экономят.

Они могут быть удалены по причине наличия каких-либо заболеваний.

Эко и церковь!

  • Давайте обсудим
  • *Правила сообщества
  • Off
  • Видеотека сообщества
  • Опросы
  • Анализы и лаборатории
  • Внематочная и замершая беременности
  • Вопросы и ответы
  • Вторичное бесплодие
  • Диагнозы
  • Клиники и врачи

нашла кого слушать я верю в Бога, но не верю в РПЦ как они там решили, так и вещают народу они для меня не авторитет.

Как церковь относится к ЭКО?

Служители церкви убеждены, что если у семейной пары нет детей на то воля Божья. Если человек решает самостоятельно вмешаться в процесс зачатия, он согрешит. При этом православие не запрещает лечить болезни которые могут приводить к бесплодию.

По мнению церкви, если пара не может иметь детей, а излечиться от бесплодия супруги не могут нужно смириться и воспринять это как волю Господа и жизненное предназначение.

Служители церкви советуют парам, которые не могут иметь детей почаще ходить в церковь, исповедоваться, причащаться. Нужно ежедневно просить у Бога даровать ребенка. Также просить о младенце нужно у Ксении Петербургской, Николая Чудотворца, Святой Матроны и Пантелеймона Целителя. Молитва должна быть обращена к этим святым и перед переносом эмбрионов.

Молитву перед ЭКО можно читать дома перед иконой. Обращаться за помощью можно к своему Ангелу-хранителю. В храме нужно поставить свечи перед иконами «Целительница», Серафима Дивеевская», «Богородица Млекопитательница» и «Нечаянная Радость». Не забудьте преклонить колени после того, как поставите свечи.

В храме нужно поставить свечи перед иконами Целительница , Серафима Дивеевская , Богородица Млекопитательница и Нечаянная Радость.

Когда церковь одобряет ЭКО

Многих женщин интересует, когда одобряется ЭКО, не считается грехом и как церковь относится к искусственному оплодотворению, если оно было проведено с помощью такой процедуры. Отношение к экстракорпоральному оплодотворению бывает положительным лишь в том случае, если осеменение не нарушает целостность и моральные нормы брака.

То есть, парам, у которых нет детей, можно применять подобный способ забеременеть только с использованием клеток мужа. В таком случае прикрепление эмбриона к слизистой матки практически ничем не отличается от естественного оплодотворения. Конечно же, если у мужа имеются тяжелые патологии, нарушающие состав спермы, или по каким-либо причинам в ней нет сперматозоидов, то ЭКО не используется.

Существует ряд случаев, когда к лечению методом экстракорпорального оплодотворения церковь относится отрицательно.

Церковь не выступает категорически против репродуктивных технологий, но требует ответственного подхода

После принятия закона о вспомогательных репродуктивных технологиях в обществе разгорелась нешуточная полемика. Люди, которые смогли при помощи ВРТ родить ребенка, медикам благодарны, церковнослужители же отнеслись к этому способу зачатия достаточно скептически. Какие моменты закона о ВРТ вызывают сомнения у православной церкви?

Об этом мы говорили с отцом Александром Головиным, настоятелем храма святителя Лаврентия Туровского (а/г Щомыслицы).

Что церковь имеет против вспомогательных репродуктивных технологий? С одной стороны, люди, которые не могут зачать ребенка, получают эту возможность. С другой стороны…

Цена этой возможности и моральный аспект. Подчас мы говорим, что мораль формируется из веры, религиозности. Для религиозных людей стоит вопрос рамок, в условиях которых они могут прибегать к этому методу. Я думаю, что мы в большей степени будем говорить о технологии ЭКО. Для тех, кто не знает, это экстракорпоральное оплодотворение, то есть оплодотворение в пробирке, вне человеческого тела, вне способа, который замыслил Бог при создании ребенка – любви супругов и полового соития.

Здесь совершенно другое: по каким-то причинам женщина не может зачать в естественных условиях, поэтому приходится забирать у нее яйцеклетку, оплодотворять спермой мужа и оплодотворенную яйцеклетку, которая дала рост, имплантировать в матку женщины. Она вынашивает беременность и по идее это должно разрешиться рождением здорового ребенка и счастьем родителей.

В большинстве случаев так оно и разрешается.

И слава Богу, если это так. Тем не менее в самой процедуре есть ряд условий, которые мы не одобряем. Во-первых, как берутся яйцеклетки? Женщине дают большое количество гормонов, в этих условиях начинается созревание яйцеклеток. В норме созревает одна, то в правом, то в левом яичнике лопается фолликула, выходит яйцеклетка, создается ток мерцательного эпителия в трубы, яйцеклетка попадает в трубу, в которой происходит оплодотворение, яйцеклетка опускается в матку и врастет в нее. Гормоны провоцируют созревание большого количества яйцеклеток. Как правило, забираются и оплодотворяются все яйцеклетки. Далее врач смотрит и по каким-то критериям отбирает яйцеклетки и имплантирует в полость матки. Затем какие-то яйцеклетки приживаются, какие-то отторгаются, как кому повезет, и после этого начинается рост эмбриона. Из всех эмбрионов, которые дали рост, оставляется один, а остальные абортируются.

Церковь заявляет о достоинстве жизни эмбриона. Когда половинчатый набор мужской и женской половой клетки слились в целое, с этого момента начинается человеческая жизнь. Церковь признает за эмбрионом человеческое достоинство, поэтому мы против манипулирования с большим количеством эмбрионов. Тем более мы не допускаем дальнейшего сохранения этих эмбрионов. Допустим, имплантировали один эмбрион, он вырос, родился нормальный ребенок. Остальные 5-10 эмбрионов остаются в центре замороженными. Что делать с ними дальше?

В случае если мама захочет опять забеременеть, она может снова пройти эту процедуру.

На фоне высокого гормона сама процедура неблагоприятная для беременности. Стимуляция создает ненормальный фон, все проводится в чрезвычайных условиях. Логично было бы попробовать еще раз, но, как правило, люди не идут на повторное оплодотворение. Возникает следующая проблема: эти эмбрионы надо разморозить и вылить.

По сути, убить людей.

Убить людей. Для рождения одного ребенка в жертву приносятся до 12 людей. Вот вам и вопрос цены. Признавая достоинство жизни за эмбрионом, мы отвергаем аборты. По сути дела, это аборты, совершаемые не в полости матки, а вне человеческого тела, но все равно это аборты. Поэтому церковь не допускает манипуляций с многим количеством эмбрионов. Можем пойти дальше: стволовые клетки. Сейчас для этого используются эмбрионы. Фактически мы даем право и возможность людям экспериментировать с нашими будущими нерожденными детьми.

Но давайте посмотрим на эту проблему с другой стороны. Есть семейная пара, ее предназначение – продолжение семейного рода. Не оправдывает ли их цель такие жертвы?

Нет. Даже в молитвах, которые читаются при совершении таинства венчания, церковь благословляет паре иметь детей, но это не является окончательной и единственной целью супружеского союза. Главное все-таки – спасение двух людей. Бывает, по каким-либо причинам супружеская пара не может иметь детей. Может быть, кого-то Господь призвал в эту жизнь с какими-то нарушениями репродуктивной функции, или причиной может быть наше наплевательское отношение к репродуктивной жизни.

Не секрет, что модели, актрисы не хотят иметь детей, делают бесконечные аборты и в конце концов это приводит к бесплодию. Когда человек приходит к мнению, что надо иметь ребенка, потому что из-за этого может распасться семья, уже поздно что-то делать. Тогда пытаются прибегнуть к ЭКО. Но надо было раньше думать. К этим вещам надо относиться очень продуманно и по совести и надо смотреть в будущее. Церковь призывает бездетную пару принять свою бездетность как крест. В данном случае более моральным было бы усыновить кого-то – дать радость воспитать человеку уже рожденного человека.

Читайте также:  Соскоб на демодекоз

Знаете, с этим тоже возникают вопросы. Все наслышаны о том, что против генов не пойдешь, и вдруг, ни с того ни с сего, ребенок в пять лет начинает бросаться на маму с ножом.

Мы еще вернемся к этому вопросу. Потому что отношение к ЭКО у церкви не строго запретительное. Первый момент – мы против манипуляций с эмбрионами. Второй момент – взяв яйцеклетку и оплодотворив ее, медицина не устраняет многих причин, которые препятствуют беременности и родам. Вы знаете, что эффективность ЭКО до 25%.

До 40%.

Все равно еще нет даже половины. В ряде случаев ЭКО делают несколько раз, но мама не может выносить ребенка. А пара хочет детей либо из-за того, что семья распадется, либо это просто императивное желание, которое не обременено размышлениями. Тогда прибегают к суррогатному материнству, это вообще катастрофа.

Почему?

Потому что здесь все нарушается. Страдает пара, которая хочет ребенка, страдает женщина, которая вынашивает и рождает этого ребенка, страдает и сам ребенок, потому что в последующем может быть нарушена самоидентификация человека. Человек может не понять, что биологические родители одни, а физическая родительница другая. А кто он? Чей он сын? Церковь однозначно говорит: никакого суррогатного материнства.

Но когда женщина соглашается на суррогатное материнство или является донором яйцеклетки, она делает это осознанно. Она подписывает бумаги, что согласна выносить ребенка и отдать его другим людям. Если рассуждать светскими законами, все нормально.

“Мы вас используем только как инкубатор. Выносили, родили и отдали”. Знаете, то, что позволено в отношении животных, не позволено в отношении человека. Во время беременности мама с ребенком вступает в тесные психические и соматические отношения. Мы рекомендуем беременным женщинам чаще молиться, потому что молится женщина – молится и ребенок. Мы рекомендуем маме причащаться, потому что причащается мама – причащается и ребенок. Что бы мы ни говорили, суррогатная мама и плод вступают в тесные отношения. И последствия могут быть непредсказуемыми как для мамы, так для ребенка и пары.

Закон говорит, что женщина согласилась, она проинформирована. Но все знают, что убивать нельзя, и все равно есть преступники, которые убивают. Поэтому церковь в данном случае говорит, что этого нельзя делать, а будет это делать человек или нет – это его право, потому что у него есть право выбора. Женщина вправе выбрать, станет она суррогатной матерью или не станет, потому что это противоречит ее совести и религиозным убеждениям.

Если вдруг у женщины не вырабатываются яйцеклетки или у мужчины сперма нежизнеспособная, мы против донорских яйцеклеток и донорской спермы. Яйцеклетка и сперма должны быть только супружеские.

Почему?

Потому что вторгается третье лицо, и таким образом нарушается таинство брака. Даже если люди согласны на это, это церковная позиция – никаких третьих лиц. В таинстве брака на основе хорошего, нормального человеческого чувства – любви – два человека соединяются в один неразделяемый организм. А таким образом вторгается третье лицо, которое дает либо яйцеклетку, либо сперму.

Я слушал лекции Святотихоновского богословского института. Там есть батюшка Першин. Он сказал, что донорство спермы может порождать генетическую катастрофу. У нас не очень много мужчин, которые охотно становятся донорами спермы. Скорее всего, это определенная группа лиц, от которых потом оплодотворяются все остальные. Узнать в последующем, кто стал донором яйцеклетки или спермы, будет невозможно, это тайна. Представьте, от одного мужчины в одном городе 100-200 детей. В дальнейшем никто не гарантирует, что эти люди не встретятся и не создадут семьи. Таким образом будет происходить, как говорят генетики, инбридинг, а мы говорим близкородственное скрещивание. Для церкви это катастрофа, потому что брат с сестрой будут мужем и женой. Это угроза нашему генофонду.

Вы сказали, что церковь не совсем против. Тогда что она поддерживает?

Если суммировать все сказанное, есть верующая семья, у которой есть проблемы с зачатием и рождением ребенка. Но семья очень хочет иметь своего ребенка, у папы жизнеспособная сперма, мама вырабатывает нормальные яйцеклетки. Если эта пара обращается к духовнику, при рассмотрении всего комплекса вопросов духовник все-таки может благословить ее на эту процедуру. Но будет ряд жестких условий. Во-первых, одна овуляция – одно оплодотворение – одна имплантация. Можно две, но не больше трех. В случае если прижилось три эмбриона, рожай трех. То, что абортируется само – это на волю Божью, но врач не вмешивается. Если оплодотворили три эмбриона, врач не вмешивается и не дает оценку этим эмбрионам и имплантирует их всех.

Во-вторых, мама все делает сама. Ее яйцеклетка, сперматозоид мужа, и она мама: она вынашивает и рожает. Никакого суррогатного материнства, никакого донорства. Когда эти условия соблюдаются, мы можем благословить пару на ЭКО.

Мы понимаем, что созданы по образу и подобию Божьему, и Бог дал нам возможность творчества, в том числе творчества постижения науки. Смотрите, какие появились технологии: даже в 80-е годы, в которых мы с вами учились, не было мобильных телефонов, компьютеров. Когда я учился, эти технологии были фантастикой, а сейчас это реально. Но возникает этический момент.

Если человек решился на эту процедуру, он взвешивает все морально-этические вопросы.

Поверьте, не все. К нам приходило очень много людей, у которых был просто императив в голове. Очень часто браки распадаются. Бывает, при обследовании оказывается, что проблема в женщине, и мужчина уходит от нее, создает другую семью.

Но истинно верующие люди прислушиваются к вашим рекомендациям? Вы работаете с ними, объясняете им?

Естественно. К сожалению, людей приходит не очень много, но они приходят.

В предыдущем эфирном часу мы разговаривали с Олегом Руммо, руководителем Республиканского научного центра трансплантологии.

Я хочу ему поаплодировать. Это человек с золотыми руками. Я лично с ним знаком, он молодец.

Хотелось бы узнать отношение церкви к донорству. Есть живое донорство и трупное. Как церковь относится к этому?

Нормально. Есть единственный пункт, с которым мы не согласны. В законе прописана презумпция согласия: если со мной случилось что-то, после чего я могу стать потенциальным донором, мои органы берут, если я не заявил о несогласии с этим. Мы стоим на принципах заявленного согласия, чтобы человек выразил его при жизни.

Я не вижу в донорстве проблемы, потому что на том свете органы не нужны. Более того, церковь рассматривает органное донорство как акт любви, простирающейся за гробом. Зачем вам органы? Господь воскресит вас с почкой, сердцем, со всем, что у вас было. Да и какая плоть будет у нас после нашего воскресения? Совершенно иная. Ведь новую плоть явил и Господь после своего воскрешения: при дверях затворенных к апостолам входил. Всякие материальные преграды для него уже не существовали. Для Господа не составит никаких проблем восстановить плоть.

Донорство – это любовь, которая проявляется к своим ближним. Я много общался с людьми, которые получали органы. Не принято говорить, кто был донором, не называют имя. Тем не менее люди говорят, что молятся Господу, чтобы он упокоил этого человека: Господь-то знает, кто дал орган. Пересадка почки дает возможность человеку дожить до глубокой старости и скончаться от другой болезни.

Передо мной лежит книга “Социальная концепция русской православной церкви”, которая была выработана на юбилейном архиерейском соборе в 2000 году. Там церковь пояснила свою позицию по этому поводу. Разговаривая с вами, я опирался на эти положения.

Но жизнь не стоит на месте, развивается, появляются новые грани, новый вкус и осмысление. Естественно, мы тоже должны за этим успевать. Слава богу, мы живем в век, когда очень много врачей становятся на рамки христианской морали и сами говорят о недопустимости тех или иных манипуляций. Все это происходит вместе с учеными, врачами. В церкви это называется соборностью, когда церковное священноначалие, духовенство, миряне, специалисты вместе обсуждают ту или иную проблему, и движимые Святым духом, приходят к истине. И потом они возвещают ее своим чадам и просят прислушаться к тому, что они говорят, потому что это голос Божий.

Господь воскресит вас с почкой, сердцем, со всем, что у вас было.

Отношение церкви к ЭКО

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

а если их так мало и подсадят всех и всех рожать, то выходит можно. Или все таки не приемлет церковь эко из-за того, что считают его вмешательством в волю Божью?

Хотелось бы конечно с батюшкой обсудить вопрос этот личный, но нет такого кому хотелось бы все рассказать.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

А почему сразу убийство то? Их замораживают. А потом можно второй раз и третий и десятый беременить(но как правило яйцеклеток оплодотворенных больше 3-4 не бывает жизнеспособных). Внукам достанутся, если вдруг на генетическом уровне бесплодие.

По этой логике размножение в принципе должно быть запрещено, потому как часть сперматозодов тоже не выживет.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Планы у людей меняются и всегда будет процент случаев, когда вечно их хранить никто не будет. Я считаю бессмысленным обсуждать такие варианты. Я говорил именно о случаях, когда эмбрионы по каким-то причинам убивают.

Аналогия со сперматозоидами неуместна, так как они не тождественны оплодотворенной яйцеклетке.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Т.к. вы неавторизованы на сайте. Войти.

Имеется канонический документ, “Основы Социальной Концепции Русской Православной Церкви”. Он принят соборно и имеет такое же фундаментальное значение, как и заповеди. Выписка из 12-й главы, “Проблемы биоэтики”:

“XII.4. Применение новых биомедицинских методов во многих случаях позволяет преодолеть недуг бесплодия. В то же время расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности. Под угрозой оказываются и отношения между людьми, издревле лежащие в основании общества. С развитием упомянутых технологий связано также распространение идеологии так называемых репродуктивных прав, пропагандируемой ныне на национальном и международном уровнях. Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями.
В молитвах чина венчания Православная Церковь выражает веру в то, что чадородие есть желанный плод законного супружества, но вместе с тем не единственная его цель. Наряду с > супругам испрашиваются дары непреходящей взаимной любви, целомудрия, >. Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными. Если муж или жена неспособны к зачатию ребенка, а терапевтические и хирургические методы лечения бесплодия не помогают супругам, им следует со смирением принять свое бесчадие как особое жизненное призвание. Пастырские рекомендации в подобных случаях должны учитывать возможность усыновления ребенка по обоюдному согласию супругов. К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений.
Нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение > эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью (см. ХII.2)”.

Читайте также:  Кризис в семейных отношениях и как выйти из него

ЭКО, по сути, покупка желанного ребенка ценою жизни нескольких других, другими словами, человеческое жертвоприношение. Некоторые заявляют, что готовы выносить всех эмбрионов. Но, вам никто не имплантирует больше одного, это условие сделки. И у одного эмбриона шансов выжить меньше, чем у естественно зачатого. Если их будет два или три, то вероятность успешного вынашивания превращается в азартную игру. Но, на кону этой игры – человеческая жизнь. Оплодотворенный эмбрион, это человек. Да, ему еще предстоит длительный процесс роста, рождения, взросления, но уже в самый момент зачатия, это человек, и все манипуляции с ним, на любой стадии развития, это манипуляции с человеком. Беспомощным человеком.

Поэтому пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными.

Как Ислам относится к ЭКО

По законам шариата, если есть проблемы со здоровьем, мужчина или женщина не могут иметь ребенка, у них есть возможность лечиться. Так как по Исламу каждый человек имеет право на продолжение рода, если у него не получается, он может прибегнуть к ЭКО. То есть, Ислам не запрещает искусственное оплодотворение, но с определенными условиями:

  • прибегать к процедуре могут только законные супруги;
  • не допускается использование донорского материала, потому что в Исламе это приравнивается к измене;
  • нельзя уничтожать эмбрионы, возраст которых больше 120 дней, потому что у них уже есть душа;
  • супружеским парам запрещается использовать эмбрионы других супругов.

Что делать, если пришли месячные после ЭКО, что это значит, и остается ли шанс беременности?

Как проводится пункция фолликулов перед ЭКО можно прочесть тут.

То есть, Ислам не запрещает искусственное оплодотворение, но с определенными условиями.

Отношение церкви к ЭКО

Об отношении церкви к некоторым особозначимым вопросам современного общества прописано в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, документе, который отражает официальную позицию РПЦ. Из этого же документа можно узнать, как церковь относится к ЭКО: «К допустимым средствам медицинской помощи может быть отнесено искусственное оплодотворение половыми клетками мужа…». По мнению церкви, при таком зачатии не будет нарушена целостность брака, и ЭКО с использованием семени мужа принципиально не отличается от естественного зачатия, поскольку оно происходит в контексте супружеских отношений.

Важно помнить, что помощь Божия может приходить разными путями, одним из которых может быть ЭКО. Искать эту помощь нужно неустанно, с верой в душе и смирением.

По мнению церкви, при таком зачатии не будет нарушена целостность брака, и ЭКО с использованием семени мужа принципиально не отличается от естественного зачатия, поскольку оно происходит в контексте супружеских отношений.

Как православная церковь относится к ЭКО

Отношение Церкви к ЭКО крайне отрицательное. Ведь жизнь — это бесценном дар, который дарует нам Господь и всякий ребенок — это дар Божий.

Священнослужители утверждают, что в вопросе ЭКО, как и во всех вопросах человеческой жизни и нравственности исходить нужно из веры и из покорности к промыслу Божьему.

Современные люди, руководствуются своими эгоистическими желаниями. Они стремятся контролировать все аспекты своей жизни, не давая воле Божией участвовать в их судьбе.

Уже на самой первой стадии своего развития человек становиться экспериментальным объектом.

Церковь и экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО)

Сергей КУЗНЕЦОВ

Церковь имеет свое мнение по основным социальным и общественным вопросам современной жизни. Имеет ее и не стесняется высказывать. И это является задачей Церкви: «горе мне, если не благовествую!» (1Кор.9:16) – писал апостол Павел. Одной из таких актуальных и злободневных проблем является экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Рассмотрим, как Церковь относится к данной проблеме.

Бесплодие в Священном Писании

В Ветхом Завете бесплодие не раз упоминается как наказание и позор для человека[1]. Бесплодными были Сарра, Ревекка, Рахиль, жена Маноя, Анна, мать Самуила.

В Новом Завете бесплодием страдали Захария и Елисавета. Также это слово встречается в послании к Галатам (Гал. 4, 27), в сказании о двух заветах и в послании к евреям (Евр. 11,11) о том, что по вере Сарра исцелилась от бесплодия.

Негативное отношение общества к бесплодным женщинам присутствовало также и во времена Нового Завета. Косвенно это могут подтверждать слова Иисуса Христа, с которыми Он обратился к плакавшим о Нем женщинам во время Его следования на распятие: «Приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы не родившие, и сосцы не питавшие!» (Лк. 23:29). К сожалению, современное общество создало другую идеологию – так называемое «чайлдфри», то есть осмысленный отказ от рождения детей, жизнь в свое удовольствие.

Вместе с тем, в обществе есть и другая тенденция – все увеличивающееся число бесплодных пар. Причин бесплодия множество, в том числе и нецеломудренный образ жизни человека. Но об этом в следующий раз.

Одной из технологий помощи таким парам является ЭКО. Но с ней не все так просто.

Ответ Церкви

В 2000 году на Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви был принят документ «Основы социальной концепции РПЦ». Там большое внимание уделено вопросам биоэтики. Среди основных вопросов «Социальная концепция» затрагивает и проблему экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения (ЭКО). В документе сказано: «нравственно недопустимыми с православной точки зрения являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение «избыточных» эмбрионов»[2].

Почему Церковь высказала такое мнение? Или, быть может, Церковь не хочет помочь бедным парам — спросит какой-нибудь возмущенный антиклерикал. Но тут есть важное НО.

Церковь не против помощи бездетным парам, в том числе с помощью искусственного оплодотворения. К нравственно допустимым методам преодоления бесплодия отнесено «искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного зачатия и происходит в контексте супружеских отношений»[3].

Но против чего же тогда против Церковь?

Она против:

1.Использования донорской спермы, яйцеклетки или суррогатной матери: «Использование донорского материала подрывает основы семейных взаимосвязей, поскольку предполагает наличие у ребёнка, помимо „социальных“, ещё и так называемых биологических родителей»[4].

2.Церковь против тех вариантов искусственного оплодотворения, при которых могут быть получены заведомо большее количество эмбрионов, чем это необходимо. «Нравственно недопустимыми … являются также все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение „избыточных“ эмбрионов. Именно на признании человеческого достоинства даже за эмбрионом основана моральная оценка аборта, осуждаемого Церковью»[5].

Не надо себя обманывать — эмбрионы которые были заморожены и оказались «лишними» на их совести и Господь Бог об этом помнит! Счастье рождённых детей не должно строиться на гибели не рождённых. Хотел бы призвать всех христиан к ответственному отношению в выборе методик современной науки, ведь на кону жизнь маленьких Образов Божих.

Все кто осознаёт, что такое ЭКО должен разъяснить позицию Церкви ближним и с любовью отговорить их от этой затеи. Главное, что категорично должно звучать из уст Церкви в отношении бесплодия-это призыв к покаянию, праведной жизни — соблюдении заповедей Божиих (при ЭКО нарушается заповедь «не убий», а это осознанно наводит гнев Божий на законопреступников) и непрестанной молитве о милосердии к ним.

  1. Церковь против рождения ребенка вне семьи, «для себя». «Употребление репродуктивных методов вне контекста благословенной Богом семьи становится формой богоборчества, осуществляемого под прикрытием защиты автономии человека и превратно понимаемой свободы личности»[6].
  2. Против «суррогатного материнства».

Это явление, к сожалению, становится все более популярным в нашем обществе. „Суррогатное материнство“, то есть вынашивание оплодотворённой яйцеклетки женщиной, которая после родов возвращает ребёнка „заказчикам “, противоестественно и морально недопустимо» — говорится в «Социальной концепции».

Церковью был принят специальный документ о крещении детей, родившихся от таких матерей: «что же касается практики так называемого “суррогатного материнства”, то она однозначно осуждается Церковью»[7].

Отсюда простой вывод: Церковь не против помощи бездетным парам, но есть ряд очень серьезных ограничений. Все, что искажает традиционные отношения мужа и жены в браке — все это не может быть использовано как вспомогательное средство.

Есть и допустимые аспекты ЭКО. Мы против метода на данном историческом этапе — он не соответствует ни моральным не этическим требованиям. Есть и положительные моменты его использования – с помощью этого метода больные СПИДом могут родить здоровых детей. Больных ВИЧ Бог тоже любит и может посылает им через ЭКО своё милосердное человеколюбие.

Подумайте о детях

С этим призывом хотелось бы обратиться к родителям, которые пытаются использовать новейшие технологии искусственного оплодотворения. Представьте себе, как будет тяжело жить ребенку, когда он узнает (а все тайное, так или иначе, станет явным!), что его родители – это не его родители. Прекрасная цитата одного греческого православного мыслителя: «представьте себе случай с ребенком, в которого один мужчина является донором сперматозоида, другая женщина – донор яйцеклетки, и совершенно другие родители, которые это, в конце концов, примут и другая «мать», которая будет его вынашивать в утробе девять месяцев. Генетика развилась настолько, что все ей возможно, но не все полезно для человека, как говорит апостол Павел (1 Кор. 6, 12)»[8].

И в заключение сделаю одно предложение тем парам, которые долго безуспешно пытаются завести ребенка. Посмотрите вокруг – очень много бедных и брошенных детей. В наше мирное время все еще есть сироты. Быть может, стоит вместо безуспешных попыток завести «ребенка в пробирке» усыновить брошенную малышку? А если не решаетесь на это (не все могут воспитывать «чужого» ребенка), то хотя бы потратить деньги не на постоянные попытки искусственного оплодотворения, а на помощь уже живущим детям?

И последнее. ЭКО — это пока зло, но одно из удивительных свойств Промысла Божия -способствовать чтобы всё было к нашему спасению! За это Ему слава во веки веков!

[1] (Быт.20, 17-18, 1 Цар.1, 6-7), (Ис. 4,1, Быт.30, 22-23), (Исх. 23-26, Втор.7, 14) и многие другие.

Церковь не против помощи бездетным парам, в том числе с помощью искусственного оплодотворения.

ЭКО и церковь

Мировые центры по контролю и профилактике заболеваний сообщают, что по предварительным оценкам около 6,7 миллиона женщин детородного возраста не могут иметь детей. В процентном соотношении бесплодные пары занимают 10-16% от всех семейных пар.

Для того чтобы преодолеть боль и отчаяние людей по поводу бесплодия, наука и медицина стали тесно сотрудничать. Результатом их плодотворной работы стало изобретение вспомогательных репродуктивных технологий, включающие в себя разделы ЭКО, ИКСИ, ИИ, донорские программы и суррогатное материнство.
Наиболее распространенным и эффективным способом лечения бесплодия является экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО), разработанное в 1978 году в Великобритании.
Методика экстракорпорального оплодотворения достаточно проста: необходимо взять яйцеклетки женщины и сперму мужчины, оплодотворить их вне тела, а затем имплантировать их обратно в матку женщины, чтобы достичь беременности. Основные сложности касаются подбора гормональной поддержки, здоровья женщины, сложности пунктирования яичника, то есть это просто проблемы лечения. Поэтому громом среди ясного неба грянуло известие о том, что, оказывается, не все религиозные конфессии поддерживают желание женщины стать счастливой матерью. И если некоторым все равно на отношение церкви к эко, то для религиозных людей это стало серьезной проблемой.

По его словам Церковь уделяет большое внимание к страданиям пар с бесплодием, она заботится о них и именно из-за этого поощряет медицинские исследования.

Добавить комментарий